Главная / Газета 1 Декабря 2010 г. 00:00 / Культура

Живопись на фарфоре

Князь Николай Юсупов собственноручно выбирал сюжеты для сервизов

СВЕТЛАНА РУХЛЯ

В роскошных интерьерах Строгановского дворца Государственного Русского музея открылась выставка «Фарфор завода князя Н.Б. Юсупова». В стеклянных витринах недавно отреставрированных залов разместились притягивающие взгляд изысканностью росписи и насыщенностью цветов хрупкие тарелки и кубки, чайные сервизы и бокалы.

shadow
Язык не поворачивается назвать представленные в экспозиции вещи приземленным словом – посуда. Впрочем, чисто утилитарным их назначение никогда и не было: за редким исключением продукция изготавливалась в единственном экземпляре. Специалисты-искусствоведы называют представленные экспонаты не иначе как живописью на фарфоре, «нефункциональной диковинкой», поражавшей воображение именитых гостей князя Николая Юсупова.

«Неутомимым любовником наук» назвал князя Юсупова Бомарше. Признанный авторитет в области искусства и промышленности, почти десятилетие Юсупов находился во главе стеклянного и фарфорового заводов в Петербурге, руководил императорскими театрами, с 1796 года заведовал Эрмитажем. Собственное фарфоровое производство князь начал с организации крошечной мастерской, расположив ее в одном из флигелей своего московского дома в Большом Харитоньевском переулке.

Под руководством приглашенных из Франции художников шестеро специально отобранных мальчиков-крепостных осваивали технику росписи фарфора специальными керамическими (муфельными) красками. Постигали специфику данного вида живописи – способы последовательности нанесения красок и изменение их цвета после обжига, особенности нанесения и закрепления золота, температурную шкалу обжига…

shadow В 1818 году князь перевез мастерскую в подмосковное имение Архангельское. «Фарфоровое заведение князя Юсупова – явление удивительное и неповторимое, – рассказала корреспонденту «НИ» заведующая отделом декоративно-прикладного искусства Русского музея Елена Иванова. – Этот богатейший вельможа завел фарфоровое производство не для приумножения своих доходов. Завод встал в ряд других диковин Архангельского: крепостного театра, построенного по рисунку знаменитого итальянского театрального художника и декоратора Пьетро Гонзага; многотомной библиотеки, отразившей не только художественные вкусы, но и научные пристрастия Николая Борисовича; оранжереи. На заводе работали шестьдесят крепостных мастеров, обладавших такой техникой изображения, что многие вещи можно поставить рядом с фарфором императорского завода».

По словам организаторов выставки, хотя собрание юсуповского фарфора Русского музея и уступает по количеству предметов коллекции музея в Архангельском, однако превосходит ее по художественному уровню. Это связано с тем, что в Русский музей попали вещи, которые князь отбирал особенно придирчиво, так как отправлял их в подарок царю и наиболее приближенным к нему вельможам. Представленные экспонаты – около двух сотен работ, часть из которых впервые покинули хранилище, – составляют две трети музейной коллекции.

Юсупов лично решал, какие именно сюжеты и объекты следует запечатлеть на изделиях. Портреты членов императорской фамилии и влиятельных особ соседствуют с портретами актрис крепостного театра, копии гравюр и картин из княжеской коллекции с изображениями крепостей и городов, связанных с событиями Русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Интересная деталь – открывающий экспозицию «военный» сервиз был послан в подарок Николаю I уже через два года после окончания военного конфликта.

Самая многочисленная и узнаваемая часть коллекции – цветы и фрукты. Пышные розы, без преувеличения, можно назвать «визитной» карточкой юсуповского фарфора. Часть цветов была скрупулезно перенесена со страниц (на полное копирование атласа ушло более четырех лет) французского ботанического атласа бельгийского художника и ботаника Пьера-Жозефа Редуте, титулованного «Рафаэлем цветов XIX века».

shadow Отдельного упоминания заслуживает появление в экспозиции чайного сервиза с белыми розами на темном фоне, многие годы считавшегося изделием завода Попова.

Фарфоровое производство закрылось со смертью князя Николая Борисовича согласно распоряжению его сына Бориса, объявившего «живописное заведение» нерентабельным. Двенадцать крепостных художников получили паспорта, некоторые из них продолжили работу на заводах Гарднера и Попова.

В ближайшее время в залах Строгановского дворца появится новое оборудование, используя которое планируется сделать постоянную экспозицию, представив на ней фарфор производства частных заводов России из коллекции Русского музея.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: