Главная / Газета 23 Ноября 2010 г. 00:00 / Культура

«Репертуарный театр нужно спасать»

Режиссер Валерий Фокин покритиковал грядущую реформу сцены

ВИКТОР БОРЗЕНКО

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин назвал ситуацию в российском репертуарном театре катастрофической. В частности, имелся в виду 83-й Федеральный закон (вступает в силу 1 января 2011 года), в рамках которого бюджетные учреждения культуры обязаны перейти на коммерческие рельсы. «Репертуарный театр по сути своей убыточен и требует солидного финансирования. Чиновники намерены сократить расходы, закрыв часть театров, хотя напрямую и не признаются в этом», – отметил режиссер во время своего визита в Москву. В воскресенье в Центральном доме актера состоялась его встреча со зрителями.

Владимир Этуш напомнил Фокину, что вахтанговцы всегда рады встрече с ним.<br>Фото: АРКАДИЙ ЗБРУЕВ
Владимир Этуш напомнил Фокину, что вахтанговцы всегда рады встрече с ним.
Фото: АРКАДИЙ ЗБРУЕВ
shadow
Главным собеседником Фокина стала актриса Людмила Максакова, которая перед началом встречи сказала: «Обычно меня терзают режиссеры, а теперь терзать буду я». На протяжении двух часов, что длился их диалог, Фокин успел рассказать о своей учебе в Щукинском училище, о давней любви к театру «Современник», где к нему пришла режиссерская слава, о многочисленных постановках Гоголя и Достоевского, а также о нынешней работе на посту художественного руководителя Александринки. В конце этой встречи ректор Щукинского училища Евгений Князев задал из зрительного зала вопрос: у какого театра сегодня больше преимуществ – у репертуарного или антрепризного? После чего беседа пошла в ином русле.

«Конечно, ситуация с репертуарным театром сегодня в стране очень трудная, точнее сказать – катастрофическая, – подчеркнул режиссер. – Дело в том, что в 90-х годах изменилась жизнь в стране, но учреждения культуры остались в рамках советской системы и нуждались в коренных переменах. В свое время мы пытались провести театральную реформу. Но поскольку на это нужны немалые средства, не смогли ее пробить. Теперь вместо деятелей театра за реформу взялись чиновники, но подходят к реформированию в основном только с финансовой стороны. Например, они хотят оценивать деятельность театра по результатам. Но как такое может быть? Где критерии «результата»? Бывает шедевр, который оценят не больше двухсот зрителей, и он, конечно, не принесет театру дохода. А бывает масштабная постановка, которую не сделаешь за месяц. И потому затраты на нее могут вообще не окупиться. Должен ли театр идти только по коммерческому пути? Чиновники предлагают такой вариант: мол, выделяются деньги на выпуск спектакля и еще на пять-шесть показов. Если коммерческого успеха нет, то государство отказывает этой постановке в дальнейших дотациях. В провинции ситуация еще сложнее. Там многое будет зависеть от местной власти, и потому, принимая закон, кто-то предложил поощрять губернаторов, которые помогают театрам. По-моему, это абсурд».

Валерий Фокин сообщил также, что в России театров значительно меньше, чем, например, в Австрии, и благодаря новому закону еще целый ряд театров «пойдут ко дну». Хотя, с другой стороны, есть театры, «деятельность которых давно пора пересмотреть, – сказал режиссер. – Они гримируются под живой организм, на спектакли ходят родственники, о постановках пишут знакомые журналисты. Но все же закрывать эти площадки нельзя. Нужна грамотная реформа, которая излечит этот больной организм. Репертуарный театр нужно спасать. Нельзя допустить, чтобы он погиб, поскольку весь цивилизованный мир завидует России именно потому, что у нас есть репертуарный театр».

На вечере Фокина было много вахтанговцев – начиная от студентов Щукинского училища и заканчивая корифеями труппы (включая Владимира Этуша и Галину Коновалову). Их интерес к личности Фокина всегда был серьезен. Мало того, не первый год слышны разговоры о том, как было бы хорошо, если бы Фокин поставил спектакль на вахтанговской сцене или набрал бы курс в училище. Во время встречи ему даже поступило такое предложение от Евгения Князева, на что Фокин ответил: «Я человек рисковый. Могу в любой момент бросить Петербург и вернуться в Москву. Но есть сложность: при Александринском театре сейчас строится театральный центр и здесь у меня есть преемник – режиссер Андрей Могучий. Но вот судьба Александринки меня очень волнует. Все-таки нужен человек, который любил бы старину, а его для начала надо найти и воспитать».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: