Главная / Газета 12 Ноября 2010 г. 00:00 / Культура

Иду красивый, двадцатидвухлетний!

В МТЮЗе рассказали историю первой любви

ОЛЬГА ЕГОШИНА

После истории французского серийного убийцы Роберто Зукко, МТЮЗ обратился к современной русской пьесе о нашем студенте, которого Бог от убийства спас. Пьесу Александра Молчанова поставила молодая команда: питерский режиссер Дмитрий Егоров и артисты театра – Евгений Волоцкий, Наталья Златова, Мария Овчинникова и Алексей Алексеев.

Одна из героинь спектакля зарабатывает древней профессией.<br>Фото: WWW.MOSKOWTYZ.RU
Одна из героинь спектакля зарабатывает древней профессией.
Фото: WWW.MOSKOWTYZ.RU
shadow
Согласно рецензиям столетней давности, наибольшей популярностью у московской публики начала ХХ века пользовались непритязательные пьески, рассказывающие о первой любви. Он и Она (чаще всего юную пару играли Павел Орленев и Мария Домашева) знакомились, вспыхивал взаимный интерес, который, несмотря на все препятствия судьбы, заканчивался хеппи-эндом (чаще всего невинным поцелуем под сенью цветущей акации). Пьеса Александра Молчанова с леденящим названием «Убийца» на первый взгляд кажется столь же отделенной от милых поделок типа «Школьной пары» или «Под цветущей веткой акации» как бузина в огороде от дядьки в Киеве. Там – милые недоразумения, вроде не пришедшего вовремя на свидания друга. Здесь – карточный долг, который не можешь отдать, и ультимативное требование кредитора: поехать в соседний городок и разобраться с еще одним сбежавшим должником. Там – невинные гимназистки, тут – выгнанная из института студентка, живущая древней профессией (что клиент у нее только один сути дела не меняет).

Впрочем, «жесткач» Александра Молчанова так же обманчив, как и его «магнитофонная достоверность» языка. Скажем, драматург принципиально не использует матерную лексику, находя удачные звукоподражания. «Воспроизведение сегодняшней реальности», если и входит в намерения автора пьесы, то по касательной – законы жанра для него куда важнее. А жанр – тот самый водевильно-условный – с непременным поцелуем в финале и счастливым преодолением всех и всяческих препятствий. Тут и денежный дождь, и материнское благословение молодых голубков, и неожиданная смерть мучителя...

Впрочем, ни тогда, ни сейчас от лирических пьесок-водевилей глубин не требовали и не требуют: дают они актерам подходящую площадку для игры – и прекрасно!

Сценограф Фемистокл Атмадзас поставил в легендарной Белой комнате МТЮЗа несколько панцирей от железных кроватей и сломанных стульев, обтянутых кожзамом. Режиссер Дмитрий Егоров корректно минимизировал свое сценическое присутствие, точно найдя легкую интонацию, с которой ведется повествование. Ремарки и реплики совмещены в речи героев (что для актеров ТЮЗа – вещь привычная).

Все четверо молодых исполнителей играют достоверно, умно, с музыкальным чувством стиля и точным типажным попаданием. Узнаваемы и мать героя – содержательница продуктовой палатки (Мария Овчинникова), и удачливый картежник Сека (Алексей Алексеев). Хороша Наталья Златова в роли деловой провинциальной девочки с ее богатым постельным опытом и мечтой приобщиться к шикарной городской жизни – сходить в кино. И конечно, главная удача – главный герой в исполнении Евгения Волоцкого. Закомлексованный неудачник Дюша, с его короткими мыслями и неуклюжим телом, – достоверен, узнаваем, трогателен и отвратителен одновременно. Он равно убедительно общается с Господом и вздыхает о том, что оказался неубедителен в постели… Он не очень знает, куда девать свои слишком длинные руки, и держит в руках нож так, что боишься – вот-вот порежется...

«Широк человек, я бы сузил», – вздыхал Дмитрий Карамазов. Так фишка ляжет и этот туповатый студент будет резать незнакомцев, а по-другому – создаст счастливую семью – ячейку общества.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: