Главная / Газета 1 Ноября 2010 г. 00:00 / Культура

«Зачем думать, что Моцарт был глупее нас ?»

Дирижер Теодор Курентзис

ЮРИЙ ТИМОФЕЕВ

О том, почему старинная музыка зазвучала современно, Теодор КУРЕНТЗИС рассказал в интервью «Новым Известиям».

Фото: С САЙТА CARO MITIS
Фото: С САЙТА CARO MITIS
shadow
– Теодор, в чем, по-вашему, современность «Дон Жуана»?

– По-моему, истории о Дон Жуане и дамах, которые крутятся около него, происходят и в наши дни. В сущности, человечество со времен Моцарта мало изменилось. Люди по-прежнему влюбляются, так же изменяют официальным женам и мужьям. Моцарт просто одним из первых написал оперу, где рассказывается об этих человеческих свойствах.

– Постановка Дмитрия Чернякова не кажется ли вам слишком радикальной?

– Наоборот, она соответствует тому, что написал Моцарт. Многие режиссеры ставят первую сцену оперы «Дон Жуан» так, чтобы зрители поняли: Дон Жуан тайно проник в дом и изнасиловал Донну Анну. Но в этом случае она у Моцарта наверняка пела бы по-другому. Иногда режиссеры выбирают такой вариант: Донна Анна в темноте перепутала Дон Жуана с другим мужчиной, отдалась ему и, только выйдя на улицу, поняла, что ошибалась. Скажите, в наше время такое может случиться?

– Вряд ли…

– Зачем же думать, что Моцарт был глупее нас? Возьмем еще одну сцену: семья Командора унижает человека, которого до этого считала героем. Разве мало сейчас людей, которым хочется унизить того, кто умнее, талантливее, лучше их? Вот этим мы руководствовались, когда работали над оперой.

– Вы считаете Дон Жуана героем?

– Да, я одобряю многие его поступки, хотя я против убийства. Моцарт тоже хотел, чтобы Дон Жуан был героем. Например, вы можете доказать, что Дон Жуан – трус? Нет. Что он не любит женщину, с которой он сейчас? Нет. Так что Моцарт на его стороне.

– И все равно Дон Жуан как-то слишком быстро женщин меняет…

– Он просто не может допустить, что какие-то женщины для него запретны. Хотя иногда мне кажется, что Дон Жуан – однолюб. Он, как всякий художник, любит некую идеальную женщину. Ту, что подсказывает ему идеи, ту, что молится за него и молитвами спасает от ада. Дон Жуан ищет эту единственную в каждой встреченной им женщине. Но ни одна не может соответствовать идеальному образу. Дон Жуану становится скучно, и он опять начинает поиск.

– Давайте поговорим о музыкальном исполнении «Дон Жуана». В Большом театре эта опера звучит в аутентичном варианте, ее исполняют на инструментах эпохи Моцарта или сделанных по тем же моделям…

– Дело не только в инструментах. Я создал оригинальную теорию исполнения старинной музыки. Обычно в оперных театрах могут исполнять в аутентичном стиле одну или две постановки и специально приглашают для этого музыкантов. Но ведь оркестр играть в таком стиле не может. Оркестр, который может играть любое произведение в аутентичной технике, в мире только один. Он в Новосибирском оперном театре, где я работаю. В России вообще бытует мнение, что аутентизм – это что-то маргинальное. И занимаются им в основном маленькие группы музыкантов: солисты или небольшие ансамбли. По-моему, очень важно понять, что историческое исполнительство сразу открывает перед музыкантами и слушателями новые горизонты. Оно позволяет услышать музыку Моцарта или Баха, очищенную от романтических «красот».

– В Большом театре планируют показывать всего по восемь спектаклей «Дон Жуана» в сезон. Через два года его вообще перестанут показывать. То же самое происходит с оперой «Воццек» Берга, которую вы с Черняковым поставили в прошлом году. Не кажется ли вам, что 8 спектаклей «Дон Жуана» за сезон - это слишком мало?

– Да, это очень мало. По поводу «Воццека» нам в Большом объяснили, что у Берга очень сложная музыка, не понятно, как в ней отнесутся слушатели, не привыкшие к музыке ХХ века... В общем, никто не ожидал, что эта постановка вызовет такой резонанс. В случае с «Дон Жуаном» я не могу объяснить, почему запланировали так мало спектаклей. Музыка Моцарта настолько прекрасна и понятна, что, даже если подряд играть десять спектаклей «Дон Жуана», каждый раз будет полный зал. Может быть, мы попытаемся обсудить этот вопрос после премьеры.

– Если между сериями спектаклей будет большой промежуток, как сохранить тот же уровень исполнения музыки, что был на премьере?

– Я буду протягивать руку музыкантам, как Командор Дон Жуану. Только он утаскивает Дон Жуана в ад, а я, наоборот, буду вытаскивать их из «ада» романтического исполнения музыки.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: