Главная / Газета 28 Октября 2010 г. 00:00 / Культура

Лисья победа

Почему российская кукольная анимация проигрывает западной

МАРИЯ ТЕРЕЩЕНКО

В Москве показали анимационные фильмы «Бесподобный мистер Фокс» Уэса Андерсона и «Метель» Марии Муат. Эти два мультфильма мало похожи, сходство лишь в том, что оба сделаны в технике кукольной анимации. Однако показ этих фильмов заставил задуматься о том, что такой могла бы быть и российская анимация, если бы финансировалась не так, как сейчас.

shadow
«Бесподобный мистер Фокс» (на фото) сделан в США знаменитым режиссером-игровиком по сказке всемирно известного Роальда Даля. Полуторачасовая адаптация гротескной и абсурдной комедии, рассказывающей о проделках хитроумного лиса, обошлась создателям в 40 млн. долларов и собрала в мировом прокате – 46 млн. долларов (в России, правда, прокатчики решили ограничиться выпуском DVD).

В отличие от Андерсона, Мария Муат всегда занималась только анимацией и никогда не работала в Голливуде. Ее новый 13-минутный фильм был сделан по одноименной повести Пушкина и рассказывает романтическую (хотя и отчасти курьезную) историю про тайное венчание и роковую ошибку. Бюджет фильма составляет около 100 тыс. долларов, и в прокат это кино вряд ли выйдет даже на нашей территории…

Словосочетание «кукольная анимация» долгое время вызывало у широкой публики скорее скуку, чем интерес. Зрители, без сомнения, предпочитают рисованное кино. Рядом с сотнями популярных двухмерных фильмов (и возникшего в последние годы компьютерного 3D) вспомнится всего несколько любимых широкой публикой кукольных работ. Возможно, дело в том, что большая голливудская Америка, определявшая кинематографическую моду в западном мире, до недавнего времени куклами не очень-то интересовалась, используя их разве что для создания трюков в фильмах про динозавров, монстров и огромных обезьян.

Кукольный аниматограф и возник-то курьезно: русско-польско-литовско-французский режиссер Владислав Старевич в начале ХХ века пытался фальсифицировать брачный обряд жуков с помощью покадровой съемки. Прозванный затем «дрессировщиком насекомых», Старевич долго оставался (сначала в России, а потом во Франции) чуть не единственным кукольником. Потом жанр начал развиваться, однако преимущественно в соцстранах, особенно в Чехии и СССР, где в середине века возникла целая плеяда ярких художников. Пока их коллеги-рисовальщики копировали Диснея или спорили с великим мастером, кукольники создавали уникальное, самобытное, авторское кино, которое не с чем было сравнивать.

Так что по части кукол мы долгое время были впереди планеты всей. И оставались лидерами в 1990-е годы, когда и страна, и анимация переживали не лучшие времена. Достаточно сказать, что проекты нашим кукольникам заказывали даже из Англии: так были сделаны на студии «Кристмас Филмз» серии оперных фильмов, анимационные постановки Шекспира и «Кентерберийские рассказы».

Однако на рубеже тысячелетий безучастные дотоле американцы наконец-то заинтересовались неизведанным жанром, и один за другим появились «Кошмары перед Рождеством», «Труп невесты», «Коралина», а теперь еще «Бесподобный мистер Фокс». Голливуд лучше любых фей умеет превратить Золушку в принцессу: огромные бюджеты, модные дизайнеры, великолепные сценаристы, новые материалы и технологии… Поэтому кукольное кино из маргинального и сложного вида искусства превратилось в нечто ультрамодное и мегаактуальное. В нечто, способное не только получать фестивальные призы, но и собирать миллионы в международном прокате.

Зритель еще не вполне понимает, что происходит, но уже заинтригован. Уставший немного от компьютерной выхолощенности, он все больше входит во вкус, наслаждаясь игрой с фактурами, которые так хорошо ловят современные камеры, сладостью кукольных декораций, чудом оживления игрушки и, конечно, той рукотворностью, которая совсем исчезла из высокобюджетной анимации других техник. Кукольная победа налицо, и можно не сомневаться – грядущее десятилетие сулит еще немало ярких работ.

Жаль только, что мы, как всегда, остались в дураках. У наших кукольников нет возможности использовать дорогие материалы и заказывать своих кукол (как это делает Бёртон) у крутых компаний, специально занимающихся разработкой разнообразных веществ и механизмов. У них нет возможности выстраивать многометровые декорации с очаровательными мелкими деталями, которые так чудесно смотрятся на большом экране. И главное – нет возможности показывать свое кино так, как оно заслуживает. И это грустно. Ведь вряд ли хотя бы один из поклонников «Трупа невесты» или «Мистера Фокса» задумается о том, что не было бы этих замечательных фильмов без социалистической кукольной анимации, и в частности без советских мастеров, научивших куклу творить чудеса.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: