Главная / Газета 14 Октября 2010 г. 00:00 / Культура

«Это сложная процедура»

Деятели культуры не уверены, что детской библиотеке следует присвоить имя Сергея Михалкова

ЛЮДМИЛА ПРИВИЗЕНЦЕВА

Российской государственной детской библиотеке (РГДБ) может быть присвоено имя Сергея Михалкова. Информация об этом появилась в блоге заведующего отделом рекомендательной библиографии Алексея Копейкина. Он же сообщил «Новым Известиям», что «это решение принимается без участия коллектива и какого-либо согласования. Более того, администрация хотела сохранить его в тайне от широкого круга людей». По его словам, сотрудники возмущены этим решением. Кроме того, здесь скрывается и другая проблема: в существующем законодательстве присвоение имен деятелей культуры тем или иным учреждениям никак не регламентировано. Следовательно, неясно и как должна проходить такая процедура (закон о переименовании определяет только правила присвоения имен населенным пунктам и улицам).

shadow
Директор РГДБ Галина Кисловская сообщила «НИ», что «библиотека идет на эту акцию сознательно. Сейчас мы пишем ходатайство в Министерство культуры о присвоении нашей библиотеке имени Сергея Владимировича. А как вы думаете, разве не правильно было бы присвоить библиотеке имя человека, который очень много сделал для того, чтобы она вообще появилась?!» Напомним, прежде государственная детская библиотека располагалась в здании небольшой библиотеки в районе проспекта Мира, строительство нового здания в 1970-х годах было заморожено. Михалков многократно обращался к Брежневу и в итоге добился успешного завершения строительства. «Кроме того, Сергей Владимирович спас нашу библиотеку в начале 1990-х от рейдерского захвата, – продолжает Галина Кисловская. – Он приезжал сюда ночью и смотрел, как рейдеры отколупывают с фасада буквы из названия библиотеки, а потом пошел к руководителям государства, и библиотеку оставили в покое. Теперь я надеюсь, что Министерство культуры поддержит наше предложение».

Новость о присвоении крупнейшей библиотеке имени Михалкова вызвала неоднозначную реакцию и в обществе. Например, блогосфера разделилась на два лагеря: защитников и противников автора «Дяди Степы». Однако, как выяснили «НИ», Алексей Копейкин поспешил утверждать в своем блоге, что решение о переименовании библиотеки окончательно принято. «Говорить о присвоении имени Михалкова РГДБ преждевременно, – заверила «НИ» Татьяна Манилова, заместитель директора департамента культурного наследия и изобразительного искусства, начальник отдела библиотек и архивов. – Хотя речь об этом действительно ведется. Обсуждение началось пару недель назад. Директор библиотеки консультировалась в министерстве на эту тему. Переименование библиотеки неизменно приведет к изменениям в ее уставе и многих других юридических и финансовых документах. Устав надо будет принимать заново, согласовывать его со всеми учредителями РГДБ, среди которых есть и Министерство культуры. Это довольно сложная и недешевая процедура». По мнению же Алексея Копейкина, библиотеке выгодно это переименование, поскольку «семья Михалковых приближена к структурам власти и различным фондам, а это могло бы способствовать поступлению денежных средств».

Как будет проходить процедура переименования (и прислушается ли министр культуры и администрация библиотеки к общественности), пока неизвестно. Во всяком случае, нет закона, который предписывает Министерству культуры при приятии подобных решений привлекать к обсуждению общественные и профессиональные организации. Идеологическую подоплеку переименования библиотеки Татьяна Манилова не комментировала, сославшись на то, что эта сторона дела находится вне компетенции возглавляемого ею подразделения Министерства культуры. А между тем общественность широко обсуждает именно этот аспект. Высказываются диаметрально противоположные мнения.


Владимир ВОЙНОВИЧ, писатель:
– К этому переименованию я отношусь крайне отрицательно, так же как к личности самого Михалкова. Я не детский поэт, но все равно считаю, что его заслуги в детской поэзии сильно преувеличены. Я считаю его просто аморальной личностью, поэтому никаким примером для детей он быть не может. Он всегда подстраивался под любую власть. Если библиотеку и переименовывать, то в честь Корнея Чуковского или Самуила Маршака.

Виктор ЕРОФЕЕВ, писатель:
– Я отношусь к присвоению детской библиотеке имени Михалкова сдержанно неприязненно. Было неправильным называть детское учреждение именем человека, образ жизни и нравственные устои которого далеки от идеала. Вряд ли подрастающим поколениям надо следовать его примеру. Если это произойдет, то атмосфера вокруг станет мерзкой. К творчеству Михалкова я отношусь противоречиво. Его ранние стихи, в том числе и «Дядя Степа», неплохи. Но при этом есть много неудач.

Эдуард УСПЕНСКИЙ, писатель:
– Сергей Михалков средний писатель, который использовал свой административный ресурс для того, чтобы печатать свои же книги миллионными тиражами (в ту пору от тиража зависела величина гонораров. – «НИ»). Он возглавлял многие акции, направленные против Пастернака, Синявского, Сахарова, Солженицына. Михалков душил детскую литературу, не давал проникнуть в нее ничему новому и свежему.

Виктор МЕРЕЖКО, драматург:
– Я думаю, решение о переименовании библиотеки было правильным. Главное, чтобы РГДБ не прекратила свое существование, а имя Сергея Владимировича должно уберечь ее от такой опасности.

Андрей МАКСИМОВ, тележурналист:
– Мне кажется, что когда речь идет о великом детском писателе, каким, безусловно, является Сергей Владимирович Михалков, все остальное, то есть литературные дрязги или черты характера, не имеет значения. Его стихи дети будут читать еще много лет.

Ирина КОТУНОВА, заместитель директора издательства «Детская литература»:
– Детгиз тесно работал с Михалковым. И потому я с полной уверенностью могу сказать, что Сергей Владимирович многое сделал для развития детской литературы. У нас был даже способ проведения через Гослит и цензуру книг непопулярных у властей авторов, таких как Коваль, например. Мы просили Михалкова написать предисловие к книге опального автора, и он всегда это делал. В результате книга выходила. Я не знаю авторов, которых не издавали из-за Михалкова. Другое дело, что в то время многие, ныне именитые, были начинающими и еще только постигали писательское мастерство, потому их книги иногда не выходили по нескольку лет. Редакторы отправляли рукописи на доработку. Например, по требованию редакции Успенский ввел персонаж – старуху Шапокляк. До совета редактора у него в произведении было только два героя – крокодил Гена и Чебурашка. Редактор посоветовал Эдуарду Николаевичу придумать какого-то хулигана, который будет мешать положительным героям делать добрые дела. Говорите, Михалков не пускал прекрасные произведения? Но вот уже столько лет, как никто не может помешать издавать книги. Где же эти шедевры, которые не пропускали?! Несите их к нам – издадим. Но никто почему-то никаких шедевров не несет.
Записали Галина ВОРОБЬЕВА и Людмила ПРИВИЗЕНЦЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 14 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: