Главная / Газета 5 Октября 2010 г. 00:00 / Культура

«Русские любят задавать категоричные и глобальные вопросы»

Актер Эдриен Броуди

АНЖЕЛИКА ЗАОЗЕРСКАЯ

Самый молодой лауреат премии «Оскар» Эдриен Броуди недавно побывал в России, где в рамках одного из фестивалей представил свою последнюю работу – фильм «Эксперимент», в котором сыграл одну из главных ролей. По сути, это американский ремейк знаменитого немецкого фильма с одноименным названием. В интервью «Новым Известиям» актер рассказал о своем отношении к смелым и опасным экспериментам, а также о том, чем русские отличаются от американцев.

shadow
– В представленном фильме обычные люди участвуют в эксперименте, в котором 12 человек – заключенные и восемь стражников. Кто из них – узник или тюремщик, жертва или палач – вам ближе?

– Как для любого актера, для меня важно играть разные роли, в которых есть характер и которые позволяют прикоснуться к глубинам человеческой души. Фильм «Эксперимент» я еще не видел, но любой психологический эксперимент интересен тем, что пробуждает в людях неизвестные доселе инстинкты и что в новых условиях мы можем сделать с этими инстинктами, можем ли их побороть. Я противник любого насилия – физического, духовного, и снимаюсь только в тех картинах, которые не культивируют насилие, а борются с ним. Например, благодаря серьезной работе в фильме Полански «Пианист» мне удалось через роль затронуть вопросы о недопустимости насилия. Я сторонник мирного решения проблем, путем переговоров, пусть даже долгих и трудных. Но силой ничего нельзя решить, тем более в нашем мире, напичканном ядерным оружием.

– Как вы относитесь к научным экспериментам, которые меняют ход природы?

– Это очень серьезная тема. В науке много перехлестов и дерзких попыток вмешательства в природу. Но без науки мы бы испытали еще больше страданий и несчастий. Мне не нравится, когда научные эксперименты совершаются из-за повышенных амбиций или тщеславия, а не ради пользы людей. К сожалению, завышенные амбиции меньшинства – одна из бед нашего мира.

– Вы начали говорить об успехе фильма Романа Полански. А от чего, на ваш взгляд, зависел этот успех?

– Полански, Шопен, Польша, где я провел пять месяцев, и, конечно, мой герой. Для меня не важно – что он еврей, и я никогда не делал на этом акцент в своей работе, потому что все люди по сути одинаковые, и принадлежность к той или иной национальности не очень меняет сущность, природу человека. Я делю людей на две группы – для одной, к которой принадлежу сам, очень важно, как оценивают их дела и поступки другие люди. А людям другой группы – на всех начихать, они живут в свое удовольствие, без оглядки на нас с вами. Но если ни на кого не обращать внимания, то невозможно научиться быть терпеливым и толерантным. Переживая историю своего героя, я становлюсь более терпимым. Мы все должны думать о том, как к нашим поступкам относятся другие. Надо всегда думать о том, что чувствует человек, который рядом с тобой, и представлять себя на его месте.

– Кстати, в фильме Полански вы виртуозно играете на фортепиано. Выросло ли ваше мастерство как пианиста?

– Увы! Поскольку после роли в «Пианисте» у меня не было практики, то играть лучше я не стал. Пробовал петь, и даже сам спел в одном голливудском фильме, но понял, что певец из меня никогда не получится. Для этого нужен драйв, которого у меня, увы, нет. В свободное время сочиняю музыку. Правда, свободного времени из-за съемок с каждым днем моей жизни у меня все меньше и меньше. Хотя мне грех жаловаться – я очень люблю свою работу, которой посвящаю всего себя и все свое время. Счастлив, что профессия актера нашла меня и что я в ней.

– Ваша мама знаменитая журналистка и фотограф. Вы могли бы стать репортером, например. Если в вашем характере черты журналиста?

– Журналисты мне очень близки по духу, и я мог бы быть среди вас. Вы – информируете общество, и вам удается менять судьбы людей, причем в лучшую сторону. Журналистика – часть нашей жизни, и глупо этого не признавать. Я не очень люблю давать интервью с той целью, чтобы произвести впечатление, поразить, или поупражняться в актерской технике. Для меня важен искренний разговор, чтобы было человеческое общение.

– Вы любите фотографировать и часто приезжаете в другие страны с фотоаппаратом. Какие пейзажи производят на вас самое сильное впечатление?

– Искусство фотографии имеет много общего с кино. Главная задача фотографа, как и режиссера, – запечатлеть то, что не видят другие. Это может быть просто полет птицы. Или даже портрет пожилого человека. Для фотографа и актера важно создавать образы. Вот когда удается образ парящей птицы или человека, прожившего долгую жизнь, – это удача! Я заметил, что русские любят категоричные и глобальные вопросы о страшной цене, на которые невозможно ответить конкретно. Америка научила меня дорожить настоящим и не гнаться за чем-то сверхъестественным.

– Американцы очень любят слова «удача» и «успех». Есть ли у вас, лауреата премий «Оскар» и «Сезар» слагаемые успеха?

– Удача – это соединение вашей работы, стараний, подготовки и возможностей. Все в связке. «Удача» – это хорошее слово, а «успех» – коммерческое.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: