Главная / Газета 30 Сентября 2010 г. 00:00 / Культура

Звездная память друг друга

Мемориальный вечер Валентины Толкуновой превратился в смотр музыки прошлых лет

АЛЕКСЕЙ ХАЛАНСКИЙ

Во вторник на сцене столичного Театра эстрады вспоминали Валентину Толкунову. Получился вечер памяти не только певицы, но и всей уходящей советской эстрадной эстетики. В концерте пересеклись персонажи из 70-х, 80-х, 90-х и 2000-х, и, хотя репертуар состоял из лирики прошлых лет, разница между артистами была видна невооруженным глазом.

Фото: WWW.NEVS.UACLUB.NET
Фото: WWW.NEVS.UACLUB.NET
shadow
Мемориальные концерты в Москве, несмотря на искреннее желание их участников окунуться в атмосферу траура, все равно носят некоторый оттенок «медийной» суеты. Съемки со всеми вытекающими обстоятельствами типа полной фонограммы и прав на телетрансляцию, письменные обязательства аккредитованных журналистов непременно упомянуть Театр эстрады, не говоря уже о том, что для многих молодых артистов участие в таких вечерах – хорошая возможность «засветиться» по «ящику», – на все это временами смотреть было тоскливо. Но помянуть Валентину Васильевну Толкунову, несмотря на все эти мирские мелочи, удалось.

Тональность концерту задал Иосиф Кобзон. «На эстраде племя незнакомое песни незнакомые поет», – затянул «дедовское» Иосиф Давыдович. «Нет уже Островского, Силантьева, Вали тоже нет...», – продолжал мэтр. День у Кобзона выдался сложным: днем он отобедал с только что отправленным в отставку Юрием Лужковым ,и, может, именно этот факт побудил его сообщить: «Тут, конечно, много артистов, график выступлений, все поют строго ограниченное количество песен, но я решил перевыполнить норму, а чтобы мне в зачет эту песню не считали, давайте споем ее вместе с вами. Получится, что вроде как вы ее спели». И затянул «Надежду».

Василий Лановой, похоже, тоже был погружен скорее в политические раздумья, нежели в творческие. «Очень приятно, что никакие смуты не повлияли на то, что этот зал заполнен», – сказал народный артист СССР. Затем, вспоминая эпизоды с Толкуновой, назвал Волгоград Сталинградом, потом осекся, но не потому что название у города поменялось еще при Хрущеве, а потому что дело было совсем не там. Ну а в конце стал распространяться о родном Театре имени Вахтангова: дескать, вот и Валентина Толкунова умела разграничивать, где настоящий вахтанговский театр, а где – новая «лабуда», и что, например, «Малый театр никогда не скатывался до такого».

Разница между творческими поколениями стала ощущаться с выходом Татьяны Булановой. Когда официальным голосом ее объявила не меняющаяся десятилетиями Ангелина Вовк, зал как будто бы ахнул: ну надо же, она была гораздо позже Толкуновой, а ее уже успели подзабыть. «Нежность», перепетая Булановой еще на самом первом проекте «Старые песни о главном», неплохо легла в контекст вечера. Александр Серов признался, что его первым шагом как артиста было появление 27 лет назад на репетиции Валентины Толкуновой. Он обратился к ней с просьбой послушать песню «Звездопад» и высказать свое мнение. «Тебе надо работать и обязательно переезжать в Москву», – был Серову вердикт. «Звездопад» Игоря Крутого, естественно, прозвучал и на вечере памяти.

Вообще подавляющее большинство артистов выступали со своими песнями, а отнюдь не с песнями Толкуновой. Хотя казалось, что понятие «трибьют» для России уже давно не чуждо. Более уместными выглядели те, кому суждено было спеть дуэтом с Валентиной при ее жизни. В этой роли довелось побывать Леониду Серебренникову и Ренату Ибрагимову.

Самой громкой овации удостоилась Людмила Сенчина, спевшая «Любовь и разлуку» и «А по камушкам речка бежит». Именно Сенчина и передала лучше всех атмосферу, которую создавала своими песнями Валентина Толкунова. Кстати, тут же и призналась, что «нас часто путали». Не меньшей радостью для аудитории стало появление Александры Стрельченко, которая вместе со своим учеником из ансамбля МВД пела нетленное «Мы звездная память друг друга»...

Не все представители старшего эстрадного поколения выглядели настолько эффектными, как Сенчина. Но с «племенем незнакомым» получилось еще более невнятно. Вместо заявленного на афише Александра Градского на сцене появился «фабрикант» Марк Тишман. Советская патетика, особенно на фоне Кобзона, Тишману совершенно не далась, как бы пафосно он ни махал руками. Зал тоже остался в недоумении. Не вполне вписалась в вечер памяти Марина Девятова, исполнившая не просто песню «Кабы не было зимы» из мультика про Простоквашино, а веселенький ремикс на нее.

Когда объявили Юлию Михальчик, по залу и вовсе пронеслось злобное хихиканье. Впрочем, Михальчик как раз бережно подошла к памяти коллеги: очень аккуратная версия толкуновской песни «Стою на полустаночке» оказалось более чем уместной. Ну а верхом изящества оказалась хорошо воспитанная Алсу. Она взяла на себя крайне ответственную песню «Поговори со мною, мама», при этом в зале находилась мама Валентины Толкуновой Евгения Николаевна. Зал всхлипывал, глядя на экран, по которому бежали кадры: эту песню когда-то Евгении Николаевне пела дочь...

Опубликовано в номере «НИ» от 30 сентября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: