Главная / Газета 16 Сентября 2010 г. 00:00 / Культура

Апокалипсис сегодня

В Большом театре представили российско-французский танцевальный проект

МАЙЯ КРЫЛОВА

Мировая премьера балета с длинным названием «А дальше – тысячелетие покоя. Творение-2010» проходит на сцене Большого театра. В списке мероприятий Года России во Франции и Франции в России совместный проект ГАБТа с «Балетом Анжелена Прельжокажа» стал весомым пунктом программы. Премьера в Москве станет отправной точкой большого европейского турне: балет покажут не менее 60 раз.

Хореограф Анжелен Прельжокаж считает целлофан признаком Апокалипсиса.<br>Фото: WWW.BOLSHOI.RU
Хореограф Анжелен Прельжокаж считает целлофан признаком Апокалипсиса.
Фото: WWW.BOLSHOI.RU
shadow
Известно: хочешь насмешить бога – скажи ему о своих планах. Вряд ли европейски известный хореограф думал о таком балете, когда три года назад по другому поводу начал переговоры с Большим театром. Хотя Прельжокаж неоднократно ставил балеты в больших театрах, в том числе и в Парижской опере, контакт с ГАБТом вызвал у него шок по типу «мастер, снимающий авторское, независимое кино, вдруг получает шанс поработать в Голливуде». Загоревшись идеей спектакля по новозаветной книге Апокалипсиса, автор (после кастинга) отобрал балерин и танцовщиков, которые уехали в Европу на репетиции. Оценив ценность нового профессионального опыта, спрятав идеализм классики в карман, наша балетная молодежь проявила энтузиазм и вполне справилась с незнакомой манерой и техникой. Техно-музыку к этому манифесту идей написал модный диджей Лоран Гарнье. Сценографию создал высокооплачиваемый в Европе художник, индус Субодха Гупту, насытивший сцену металлическими предметами, от больших блюд до причудливых головных уборов. Художник по костюмам, модельер Игорь Чапурин дал обильный гардероб – от распашонок и вечерних платьев до офисных костюмов и трусов цвета голого тела.

Прельжокаж выступил против толкования спектакля как буквального текста о конце света. Сверхзадачу автора скорей можно обозначить так: радикал в поисках традиции. Автор множит пластически-концептуальные метафоры и аллегории, иронически рисуя мистику повторяемости в социальных ритуалах. Он видит балет как рассказ о «слепом движении тел, несущихся по воле волн, в вихре идеалов и верований». С моралью, что выход за пределы возможен, хотя имеет предел, а к звездам можно попасть только через тернии, но успех дела под вопросом. За полтора часа артисты (по нескольку человек из французской труппы и труппы Большого театра) успевают подергаться как роботы-марионетки, кокетничать с двумя человеческими скелетами, символически выпустить «кровь» из вен на большие блюда, увернуться от падающих с неба металлических цепей и чередовать вспышки активности с полной прострацией.

Безусловно, это серьезная работа, хотя крепко сшитое и ловко скроенное «Творение» вряд ли вызовет катарсис. А вот искреннее зрительское любопытство – вполне, хотя с непривычки зрелище выглядит как «крутой модернизм» (так, во всяком случае, выражалась после спектакля премьерная публика Большого театра). Смотреть надо, включив осязательное воображение. Если воочию представить, каково это – перелезать через гладкую стену, возведенную тобой же, или ползать, завернувшись в пленку, вы точно поймете, что хотел донести хореограф. И уж совсем прозрачна символика стирки: государственные флаги многих стран окунают в воду, встряхивают и в мокром виде расстилают на полу. Финал оптимистический и даже нежный: на сцену выпускают черных овечек, персонажи кормят их молоком из бутылочек. Если вам не придет в голову мысль об агнце божьем, Прельжокаж – явно не для вас.

«Творение» обозначило начало нового сезона. Следующая премьера – 12 октября, когда Большой предложит концертные исполнения опер. В течение сезона запланировано три такие оперы: «Дитя и волшебство» Равеля, «Карлик» Цемлинского и «Вишневый сад» Фенелона. Рядом окажутся «полновесные» спектакли с классической музыкой и современной режиссурой – октябрьская премьера «Дон Жуан» Моцарта в постановке Дмитрия Чернякова и «Золотой петушок» Римского–Корсакова, который к июню готовит Кирилл Серебренников. Новые балеты появятся в декабре, когда стартует вечер одноактных постановок. В него входят «Херман–Шмерман» Уильяма Форсайта и «Рубины» Джорджа Баланчина. После Рождества Большой даст мировую премьеру российско-американского танцевального проекта «Отражения». В него войдут специально поставленные или редко исполняемые номера и балеты, создаваемые для группы танцовщиков из Большого театра, Балета Сан-Франциско и Берлинской оперы. На афише появится великолепный «Ремансо» хореографа Начо Дуато и балет «Пять/Cinque», сделанный Мауро Бигонзетти на популярную и этническую музыку. Еще одна мировая премьера намечена на апрель, когда композитор Леонид Десятников и хореограф Алексей Ратманский представят спектакль по роману Бальзака «Утраченные иллюзии». Конец сезона тоже танцевальный: будет «Симфония псалмов» на музыку Стравинского в постановке Иржи Килиана и Chroma Уэйна Мак-Грегора. С таким списком новый сезон обещает быть интересней прошлого: Большой обильно анонсирует мировые премьеры, знаменитых балетмейстеров и креативных режиссеров.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 сентября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: