Главная / Газета 11 Августа 2010 г. 00:00 / Культура

Испытание бюстгальтером

Французы рассказали москвичам, как надо смотреть современное искусство

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В самый мертвый музейно-галерейный месяц в столице открылись сразу две выставки, привезенные из Бретани. Это, по сути, показ того, как во Франции собирают современное искусство. И делают это не в пику народным вкусам (с обязательными религиозными скандалами), а с большим почтением к зрителям. Экспозиция «Испытание реальности» – образец того, как безумные творения художников превращаются в осмысленные музейные вещи.

Самый большой объект – конструкция американца Вито Аккончи.
Самый большой объект – конструкция американца Вито Аккончи.
shadow
Первая часть проекта имела название «После живописи». Зрителю сразу давалась спасительная зацепка – вот сейчас мы покажем, что случилось с картиной на рубеже ХХ и ХХI веков. Понятно, что привычного реализма маслом на холсте давно нет. Вместо этого видео, инсталляции, объекты и проекты, но все они так или иначе отсылают к краскам в истории искусств. Все, что купили у современных художников власти в Бретани, оказалось не случайным набором имен и предметов, а осмысленным жестом.

Вторая часть коллекции имеет более заковыристый сюжет – «Испытание реальности». Здесь предлагается оценить, как художники «ставят под сомнение привычные представления об устройстве мироздания». Тоже тема не новая: уже не раз говорилось, что наш взгляд на природу во многом зависит от искусства. Ренессансные мастера, например, заставили увидеть перспективу (линию горизонта и прочие геометрические радости природы), а импрессионисты – романтические туманности, блики разных красок на зелени, Малевич и компания вообще ввели в жизнь четкую геометрию.

Французская выставка вряд ли кардинально изменит чьи-то представления о мире. Но кое-какие ракурсы добавит. Особенно если всерьез проникнуться самым большим объектом – конструкцией «Переносной настенный бюстгальтер» американца Вито Аккончи. Перед железным бюстгальтером мы оказываемся в роли лилипутов: он вполне может служить палаткой или беседкой (в принципе автор и сам не скрывает, что его творение пригодно для жизни). Увеличение масштаба рождает визуальный парадокс, тысячу раз обкатанный в современной скульптуре: возьмите небольшой предмет (типа огурца) и сделайте из него памятник – эффект, что надо. Но в случае с Аккончи прибавляется еще его фирменная страсть к «телесности» и сексу.

Обратный фокус проделывает парижанин Фабрис Эбер с «Человеком из Бессин». Это не что иное, как статуя-фонтан. В европейских городах совсем не новость бронзовые дамы и кавалеры, из которых вытекают струи воды. Вот только эберовский зеленый «Человек» едва дотягивает до пояса человеку реальному и брызжет в круглый бассейн из всех 11 отверстий на теле. Получается, по словам кураторов, «то ли гном, то ли купидон будущего».

От человечка-фонтана есть смысл сразу же перейти к объекту румына Даниэля Споэрри – к шкафу с набором из 117 склянок. Внутри баночек и пузырьков, как выясняется, обычная вода. Вот только набрана она была из 117 чудодейственных источников на территории Франции. Получилось нечто вроде водяного алтаря (даже деревянные створки имеются). И, чтобы уже закончить с водной стихией, стоит посмотреть на видео Марселя Динаэ: художник в порту пустил видеокамеру качаться на волнах – и все, что мы видим на экране, снято так, словно мы смотрим на проплывающие корабли глазами тюленя, высунувшего голову из воды.

Если верить выставке, ничто так не испытывает реальность, как... нереальность. Если говорить проще, наш мир (как и наша жизнь) обретают новый ракурс и масштаб в тот момент, когда им грозит уничтожение. В этом плане неизгладимое впечатление производит «Кушетка-гроб» израильтянина Хаима Стейнбаха: огромный контейнер, в одну из ниш которого с одной стороны вставлена модерновая кушетка, а с другой – гроб со скелетом внутри. Есть подозрение, что внутри контейнера спрятаны и другие объекты, но они (как и многое в этом мире) нам недоступны. Точно так же невозможно понять, что лежит в железных коробках под детскими портретами в инсталляции «Архивы» Кристиана Болтански (самого именитого художника наших дней). Это могут быть и погребальные урны, и просто шкатулки для детских вещиц. Тут уже испытуемым является не реальность, а тот, кто ее оценивает.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 августа 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: