Главная / Газета 2 Августа 2010 г. 00:00 / Культура

Авиньонская аномалия

Закрылся главный летний театральный фестиваль Европы

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Авиньон

Во французском Авиньоне закончился 64-й театральный Festival d`Avignon, бушевавший в течение трех недель в небольшом прованском городке. Около тысячи названий спектаклей, сотни театральных трупп, тысячи зрителей – таковы статистические итоги фестиваля-2010. Его художественные результаты еще предстоит оценивать и осмыслять.

В Авиньоне смешались все языки, флаги и национальности.<br>Фото: AP
В Авиньоне смешались все языки, флаги и национальности.
Фото: AP
shadow
Историю небольшого французского города на Роне определило два события – переезд в Авиньон папского двора в 1309 году и фестиваль, придуманный легендарным Жаном Виларом в 1947 году. Семидесятилетнее пребывание пап определило архитектурный облик города, обогатило его художественные коллекции, сделало предметом религиозного паломничества. За свою шестидесятичетырехлетнюю историю фестиваль стал не только главным театральным событием Франции, но и одним из самых престижных мировых театральных фестивалей. В течение летнего фестивального месяца население города увеличивается практически в десять раз. Город превращается в огромную сцену, на каждом сантиметре которой кипит жизнь. Спектакли идут на сцене папского дворца, в песчаном карьере, во дворах гимназий, лицеев, монастырей, под театральные площадки отданы гаражи и церкви. Самый маленький зал вмещает пару десятков человек, самый большой – до трех тысяч. Спектакли идут с восхода солнца (Бартабас сделал главным событием своего спектакля именно встречу восходящего светила) до глубокой ночи.

На спектакли официальной фестивальной программы билеты бронируются за полгода вперед. На представления off-программы зазывают все двадцать четыре часа в сутки (цены на билеты в Авиньоне демократичные: самый дорогой билет – 38 евро, самый дешевый – 13). Чтобы привлечь внимание почтеннейшей публики, в ход идут всевозможные рекламные трюки: тут и акробаты на ходулях, и марширующий по узким улочкам оркестрик. По центральной улице Республики одна театральная труппа спешит сменить другую. Группу с Алтая, скандирующую «театр рюс!» и размахивающую плакатами с портретами Владимира Путина, сменяют вальяжные трансвеститы. А их, в свою очередь, – парад невест, раздающих прохожим рекламки.

На три летних недели театр становится в Авиньоне не только главным, но и практически единственным видом искусства и способом жизни. Кстати, людей, которых сюда приводят профессиональные интересы – директоров фестивалей, продюсеров, критиков, драматургов, режиссеров, актеров, – совсем не так много. Фестивальное сообщество Авиньона в основном состоит из «продвинутых зрителей», приезжающих в Прованс со всех концов Франции и Европы, чтобы провести свой заслуженный отпуск в театральной атмосфере. Перемещаясь с пресс-конференции на спектакль, со спектакля на выставку, а оттуда на читку, именно эта требовательная публика определяет провал или успех театрального представления. Здесь не стесняются топать ногами и шикать, свистеть, букать, кричать «дерьмо!» непонравившимся корифеям. Здесь открыто плачут и так же открыто смеются, и стоя приветствуют спектакль, о котором завтрашние газеты напишут как о главном фестивальном событии.

Французский драматург Оливье Кадио, ставший вместе с Кристофом Марталером директором фестиваля –2010, объясняет, что «Авиньон – это такой великий фестиваль, в котором многое работает уже само по себе».

Это «многое, работающее само по себе» – предмет глубокой зависти мэров соседних городов, а также глав регионов многих европейских стран, в том числе и в России. Мечта о Нью-Авиньоне где-нибудь в глубине Рязанской, Нижегородской или Владимирской области в городе на Роне обретает такую убедительную силу и наглядность, что кажется – дело за малым. Немного денег… и мировые режиссеры, а также театральные фанаты поедут в Торжок, Вологду или Юрьев Польской. Потом приходит грусть, что отечественные Вилары не спешат покидать столицу и окультуривать провинцию… А потом приходит трезвое сознание, что строительство фестивальной инфраструктуры похоже на создание английского газона: дело кропотливое, медленное, пошаговое…

Ведь не только гостиницы придется строить и ремонтировать дороги (в конце концов, и гостиничное кольцо в Авиньоне возникло далеко не сразу). Не только театрально осваивать городское пространство (Авиньон начинался с небольшой сцены-площадки). Но и самое сложное – менять сознание соотечественников, выращивать ту самую фестивальную публику, о которой французский парадоксалист и энциклопедист Вольтер как-то заметил: «Нация собирается в партере».

P.S. На следующее утро после окончания фестиваля город просыпается очищенным от многочисленных слоев театральных афиш, от рекламных плакатов и стендов, свободным от людских толп. Через пару недель можно кричать «ау!» на центральной улице Республики, – и тебе ответит только эхо. Город начинает готовиться к следующему лету, к Авиньонскому фестивалю-2011…

Опубликовано в номере «НИ» от 2 августа 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: