Главная / Газета 26 Июля 2010 г. 00:00 / Культура

Эмигрантский панк

В Москве показали наше главное достижение в мировой музыке

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Нашумевшая во всех смыслах американская группа Gogol Bordello, костяк которой составляют эмигранты из бывшего СССР, не первый раз появляется на московской сцене. Однако впервые этот бесшабашный ансамбль замахнулся на сольный концерт не в клубе, а на открытой площадке – в Зеленом театре Нескучного сада. Лидеры коллектива помнят о корнях, но по большому счету им все равно где выступать – в Париже, Нью-Йорке или Москве.

Костяк группы Gogol Bordello составляют эмигранты из бывшего СССР.<BR>Фото: WWW.WORDPRESS.COM
Костяк группы Gogol Bordello составляют эмигранты из бывшего СССР.
Фото: WWW.WORDPRESS.COM
shadow
Когда группу Gogol Bordello хотят представить как «дружбы народов надежный оплот», лидер коллектива и вокалист Евгений Гудзь «выступает» за Украину, седовласый скрипач Сергей Рябцев и аккордеонист Юрий Лемешев «представляют» Российскую Федерацию, один из самых смешных и ярких персонажей – MC Педро Эразо мог бы поднять над собой флаг Эквадора, басист Томми «защищает цвета» Эфиопии, остальные участники «понаехали» из Израиля и Великобритании, а ударник Оливер Шарльз вообще неизвестно как попал в эту шайку-лейку – он коренной американец. Но своим интернационалом коллектив Гудзя кичиться особенно не любит. Во всяком случае, в Зеленом театре Евгений так и не представил московской публике своих музыкантов.

Разухабистой нью-йоркской группе в свое время сильно помогла «выйти в люди» Мадонна, заприметившая Gogol Bordello и высказавшаяся об их творчестве с восторгом. Их Мадонна – это как наша Алла Пугачева, только намного круче, поэтому дела у парней пошли в гору. О них уже и фильм сняли, отлично передающий атмосферу в коллективе: посмотрев картину, хочется, как Венечка Ерофеев, немедленно выпить.

На этот раз музыканты вышли на сцену, сильно опоздав, зато один другого краше. Первый в бандане, в очках и с бородой, похож на гламурного террориста. Второй – в шотландской юбке – килте. Третий – весь в белом. Четвертый – в камуфляже и с аккордеоном в руках. Под стать костюмам у Gogol Bordello и музыка – этакая разлюли-малина, впрочем, хорошо сложенная в единое целое.

Не первый раз приходится удивляться, как точно и удачно нашим эмигрантам удалось экспортировать современную российскую музыку на Запад: все приличное, что можно почерпнуть в русском роке, русском шансоне, русском панке, русском блюзе, русском романсе, взбито хорошим американским миксером, приправлено драйвом и подано к столу, то есть к зрителю. Без труда узнаешь главный признак «очень русской» музыки – «чтобы душа сначала развернулась, а потом свернулась». Вот, кажется, это похоже на «Говорят, мы бяки-буки» из «Бременских музыкантов», а так спел бы Чиж, а эта композиция как будто создана для любого нашего ресторана, а вот именно с таким настроением пели цыгане у Михалкова в «Жестоком романсе»… И так странно при этом слышать английский текст.

Gogol Bordello остается англоязычной группой, но при этом в вокале Евгения Гудзя сложно не заметить русский акцент, примерно такой же, какой был у Петра Налича в песне Gitar. Совершенствовать свой разговорный «инглиш» лидеру команды смысла нет – возможно, именно за «рашн стайл» ему так симпатизировала заокеанская Алла Борисовна. Самое потрясающее, что все это безобразие происходит на фоне того, как наши серьезные музыкальные силы пытаются честно с парадного входа зайти в мировой шоу-бизнес. Валерия осаждает Лондон с поп-фланга, «Мумий Тролль» пытается завоевать Америку с рокапопс-оружием наперевес. Но пока ахов-вздохов по поводу наших «хэдлайнеров» не слышно: доморощенные звезды возвращаются из-за границы без каких-либо успехов.

Gogol Bordello словно издеваются на сцене над подобными попытками, давая понять, что именно они после «Парка Горького» и «Тату» являются главным на сегодняшний день нашим коммерческим достижением в современной музыке. Их стихия – хаос. Евгений Гудзь может снять футболку и посреди песни ударить ею по тарелкам барабанной установки, бэк-вокалисты могут не успевать друг за другом – и от этого ровным счетом ничего не изменится. Эта эстетика Сергея Шнурова с разухабистым драйвом и мощным, «мясистым» звуком смотрится очень эффектно. Тем более что при всем кажущемся разброде и шатании группа, состав которой доходит до 10 человек, хорошо сыграна. Партии (скрипка, аккордеон, гитары, бас-гитара, ударные) отлично сходятся. Gogol Bordello использует в своем арсенале даже свисток.

Свистком орудует главный смутьян эмигрантской бригады – эквадорец Педро. Он выполняет в команде важную роль MC, то есть человека, развлекающего и заводящего публику. Примерно такой же есть у Эмира Кустурицы в его музыкальном коллективе No Smoking Orchestra – Неле Карайлич. Притом что Карайлич является серьезным композитором, написавшим музыку к культовому фильму Кустурицы «Черная кошка, белый кот», на концерте он может запросто добежать по спинкам кресел до амфитеатра и обратно. Вот и эквадорский Педро, быть может, тоже человек недюжинного таланта. Во всяком случае, когда он выходит на первый план, «русский акцент» в музыке Gogol Bordello мгновенно исчезает. Гудзь, правда, держит Педро на коротком поводке: даст немного завести публику, а потом отправляет за какой-нибудь ударный инструмент. Пока свою серьезность эквадорец продемонстрировал лишь в том, что долго просил публику отдать ему шапочку, которую кто-то снял прямо с его головы, когда он под конец концерта прыгнул на руки фанатов в танцпартер. Но головной убор наши зрители так и не отдали, рассудив разумно и патриотично: во-первых, и так жарко, а во-вторых, негоже убивать в наших эмигрантах последние, такие трогательные нотки ностальгии.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 июля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: