Главная / Газета 15 Июня 2010 г. 00:00 / Культура

Между Брежневым и Белой королевой

В «Табакерке» вернулись в «Заповедник» 1980-х годов

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Начало 1980-х, похоже, стало самым популярным временем действия в этом театральном сезоне, обращающимся к поэтам и прозаикам той поры. Константин Богомолов выбрал для постановки повесть Сергея Довлатова «Заповедник», разбавив текст вставками из «Алисы в Стране чудес» Льюиса Кэрролла. А на заднем плане за растущей алкоголизацией советской страны с неодобрением наблюдает огромный портрет Леонида Брежнева.

В названии спектакля Константина Богомолова Wonderland 80 главное – цифра. 1980-е – время действия автобиографического «Заповедника» Сергея Довлатова. В написанном от первого лица тексте alter ego автора уезжал от проблем и ленинградской тоски в Пушкинские горы, где водил экскурсии, знакомился с представителями пьющей местной мужской фауны и тоскующей женской флоры. Пушкинские горы – первый в России и оставшийся непревзойденным шедевр постмодерна, построенный искренним фанатом поэта ни о каких интеллектуальных играх не промышлявшем.

Режиссеру Константину Богомолову в 1980-м исполнилось пять лет, возраст, когда в интеллигентных семьях ребенку читают «Винни-Пуха» и «Алису в Стране чудес»: «То ли колодец был, действительно, уж очень глубокий, то ли летела Алиса уж очень не спеша, но только вскоре выяснилось, что теперь у нее времени вволю»… Не мудрено, что в повесть о 1980-х режиссер ввел как собственный лирический звук именно цитаты из «Алисы»…

В «Заповеднике» режиссеру, похоже, меньше всего был интересен сам Сергей Довлатов. Все монологи из первого лица перенесены в третье. Из текста убраны все рассуждения о литературе и слишком личные детали (герой спектакля обозначен как «Борис такой-то»). Художница Лариса Ломакина сумела создать узнаваемый грязноватый быт начала 1980-х: порванные обои, остановившийся будильник, деревянные столы-стойки, мятые пачки сигарет «Пегас», водочные бутылки с расплывшимися наклейками. Натренированные постановками «из СССР» актеры «Табакерки» с привычным изяществом примерили костюмы того времени, с еще большим удовольствием вжились в спотыкающуюся речь чудиков из «Заповедника» с их ласковым матерком и неожиданными перлами («Спала она аккуратно и тихо, как гусеница», – объясняет местный алкоголик свою привязанность к жене).

Спектакль переполнен шлягерами тех лет: Алла Пугачева и Людмила Зыкина, Людмила Гурченко и «До свиданья, наш ласковый Миша»… Песни поют под гитару, под аккордеон, слушают по радио, наконец, напевают тихо сами про себя, с лирическим надрывом: «Ты так захочешь теплоты, не полюбившейся когда-то»… Поют Борис такой-то (Дмитрий Куличков), и его жена Татьяна (Олеся Ленская), и экскурсовод-фанатка Виктория Альбертовна (Роза Хайруллина), и член Союза писателей Потоцкий (Алексей Комашко), и зав. кадрами Галина (Алена Лаптева), и впервые распробовавшая «Агдам» экскурсовод Натэлла (Яна Чиповская), и хозяин-алкоголик Михаил (Павел Ильин), и разноцветные официантки с прозвищами Маркс и Энгельс (Вячеслав Чепуренко)… В ровном ансамбле спектакля никто особо не выделяется, но нет и провалов. Задачи, поставленные режиссером, – просты, но выполняют их актеры с пониманием и изяществом.

Повесть Сергея Довлатова – о бремени выбора между эмиграцией (которую герой Довлатова считал смертью для писателя) и родиной-заповедником. Вязь событий заканчивается грандиозным запоем героя после отъезда из страны жены и дочери, милицейским штурмом, перебоями сердца и телефонным разговором, из тех, которые определяют жизнь…

Спектакль Константина Богомолова – о заповедном крае детства. И главный персонаж – отнюдь не Борис, а грустная девочка-ангел (Яна Сексте), то забирающаяся на постамент, то катающая снежный шарик, то настойчиво теребящая местных алкоголиков: «Скажите, а куда мне отсюда идти?» Разноцветные картинки «из прошлой жизни» в Лукоморье заканчиваются на сказочной ноте. Борис такой-то встречается с Белой королевой и засыпает на ее коленях здоровым сном. Горький привкус прозы Довлатова в постановке «Табакерки» сильно разбавлен ностальгическим лимонадом. Однако потеряв глубину, горечь и масштаб происходящего, Wonderland 80 приобрел ту самую «доверительную интимность» в общении со зрителями, которую герой повести считал своим «козырем экскурсовода» и которая так нравилась всем приезжающим.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Сто лет назад он был варягом, она - принцессою была


«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: