Главная / Газета 10 Июня 2010 г. 00:00 / Культура

«Москва – это город, где ничего нельзя, но все можно»

Директор Музея архитектуры Ирина Коробьина

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Недавно новым директором Государственного музея архитектуры имени Щусева назначена Ирина Коробьина. Теперь именно она станет главным экспертом по столичным и российским памятникам. Кроме того, ей предстоит навести порядок в изрядно обветшалом здании музея прямо в центре Москвы. О музейных планах и о главных проблемах в современной архитектуре Ирина КОРОБЬИНА рассказала корреспонденту «НИ».

Фото: WWW.ARCHI.RU
Фото: WWW.ARCHI.RU
shadow
– Как вы чувствуете себя в директорском кресле?

– Я могу сравнить Музей архитектуры с кораблем. Так вот, предыдущий директор – замечательный Давид Саркисян – был таким капитаном в белом кителе где-то на верней палубе с шампанским и оркестром. После его ухода (Давид Ашотович скончался в январе этого года) я оказалась в трюме, где нужно починять механизмы, закрывать пробоины, делать массу рутинной работы. Иначе корабль пойдет ко дну.

– Удивительно, что во всех столицах мира музеи архитектуры – это очень модные и активные культурные заведения. У нас же музей мало того, что не имеет своей экспозиции, существует где-то на периферии столичной жизни.

– Нужно отдать должное Давиду – за счет выставок он вывел музей на международную орбиту. При нем музей стал центром архитектурной жизни, сюда стали ходить иностранцы. В советское время здесь был НИИ, проходила чисто кулуарная работа, публики вообще не было. Почему здание в таком страшном состоянии? Это перестроечное наследие: когда музей буквально в одночасье выкинули из Донского монастыря, коллекции просто запечатали в коробки и переправили в центр, как на склад. Так они до сих пор и лежат – их просто негде показывать.

– Кажется, что такое состояние Музея архитектуры – это результат вообще московского отношения к старинным домам. Ведь музей сам располагается в памятнике архитектуры. Ожидает ли вас реставрация?

– Реконструкция, конечно, ожидается – об этом уже заявило Министерство культуры. И уже сейчас высказываются опасения, не возникнет ли очередной новодел. Меня успокаивает то, что среди друзей музея очень известные архитекторы и историки. Они просто не допустят непрофессионализма. В конце концов, я тоже архитектор и могу судить о правильной реставрации.

– Самый острый вопрос на сегодня: когда разрешится проблема московских памятников? Когда-нибудь закончится это противостояние интеллигенции и московских властей?

– Вы учтите, что мы более 70 лет жили в абсолютно изолированном мире. В архитектуре был только один заказчик – государство. Архитектура зачахла под диктатом строительства. И вдруг все в одночасье сломалось. Перестроиться и работать цивилизованно и красиво так сразу не получится. Особенно в условиях дикого московского капитализма. Главное для застройщиков – квадратные метры и прибыли. В таких условиях двигать архитектуру очень трудно. Можно обвинять городские власти, но ведь они сами заложники этой ситуации. Единственное, что власти могут и должны делать, – это сдерживать напор денег во благо облика города.

– Как вы относитесь к только что принятому Генплану?

– Девизом предыдущего Генплана было «не навреди». Но одно дело создать Генплан, а другое – его выполнить. Помню, мне рассказывал главный архитектор Москвы, как он пытался судиться с застройщиками, которые возвели мансарды в зоне Кремля. Он требовал их снести. И вы думаете, что-то изменилось? Нет, мансарды так и стоят. Мы все прекрасно знаем, что Москва – это тот город, где «ничего нельзя, но все можно». Вы, надеюсь, понимаете, о чем я говорю.

– То же самое ожидает и Генплан-2025?

– Он готовился в предкризисное время, когда город жил на всех парах. Все эти крупные жилые и офисные комплексы – кому они теперь нужны? Видимо, надо что-то поменять в генеральном планировании. Оно должно быть более гибким, идти в режиме мониторинга. А то, пока делают и утверждают план, он уже устаревает.

– Ощущение, что мы переживаем кризис в архитектуре не только в плане финансов, но и в кадрах. У нас просто нет мощных архитекторов и школы.

– Это ведь тоже наследие рыночного слома. После того как рухнула советская система, наши восходящие звезды были никому не нужны – они ушли в частное проектирование, в создание богатых интерьеров. Мы потеряли целое поколение. Поэтому сегодня нет архитекторов, способных мыслить на градостроительном уровне.

– Какая сейчас главная проблема архитектурного сообщества? Охрана памятников? Деньги и кризис?

– Знаете, я много участвовала в экономических форумах. Постоянно всплывает тема «бизнес и власть». Но еще ни разу (действительно, ни разу!) там не задумались над ролью архитектора. Никто не думает над архитектурным образованием. В коридорах власти с архитекторами никто не общается. Вот собственно главная проблема – отсутствие стратегического, государственного отношения к архитектуре.

– Мне кажется, что в плане архитектуры Москва очень необразованна – мало кто разбирается в стилях и направлениях. Вы собираетесь как-то изменить ситуацию?

– Безусловно. Главное – надо сделать постоянную экспозицию. Не обещаю, что это будет завтра. Но это будет. И еще хотелось бы не закрывать музей на время реконструкции.

– А что такого поразительного у вас хранится в фондах?

– Например, уникальная графика Казакова или Баженова, проекты советского архитектурного авангарда. Здесь потрясающая фототека – совершенно уникальные исторические слайды. У нас большая коллекция надгробий, они привезены из Донского монастыря. Хранятся и многочисленные архитектурные модели. Лично для меня была открытием отличная коллекция строительных материалов, изразцов.

– А как насчет современной архитектуры?

– Эта тема мне ближе всего, я ею занималась последние 10 лет, готовила фильмы, руководила Центром современной архитектуры.

– Есть ли для вас какой-то пример в Москве по части того, как надо жить музею?

– Конечно, ГМИИ имени Пушкина, это легендарный музей. Что касается Третьяковки, я с ними всегда плотно сотрудничала, но меня всегда смущала их всеядность. Чтобы поддерживать мировой уровень, надо все-таки фильтровать то, что показываешь.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: