Главная / Газета 1 Июня 2010 г. 00:00 / Культура

Сват из «Городка»

Юрий Стоянов на мхатовской сцене в роли Кочкарева переиграл всех

КСЕНИЯ ЛАРИНА

В МХТ им. Чехова прошла премьера классической комедии Гоголя «Женитьба». Известный актер и педагог Игорь Золотовицкий дебютировал в новой для себя роли – режиссера. Центральных героев пьесы – Подколесина и Кочкарева сыграли замечательные актеры. Стас Дужников изобразил застенчивого недотепу Подколесина, а Юрий Стоянов сыграл Кочкарева в лучших традициях «Городка».

«Гастролер» Юрий Стоянов сделал спектакль своим бенефисом.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
«Гастролер» Юрий Стоянов сделал спектакль своим бенефисом.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Абсурдистская комедия Гоголя, без которой не обходится ни один уважающий себя театр, способна рассмешить самую непритязательную публику – главное, не ошибиться в кастинге. Режиссер-дебютант Игорь Золотовицкий сделал ставку на имена: в центральных ролях заняты лица сплошь медийные. Подколесин – Стас Дужников, вполне приличный актер, раскрученный еще на «Каменской» и полюбившийся зрителям после выхода ситкома «Воронины». Засидевшаяся в невестах Агафья Тихоновна – Ирина Пегова, чей комедийный талант и невероятная органика ни у кого не вызывают сомнений. Пригласив на роль Кочкарева телезвезду Юрия Стоянова, режиссер обеспечил спектаклю гарантированную кассу и не ошибся – за Стояновым народ потянулся, как за дудочкой крысолова. И можно сказать, что гоголевская «Женитьба» в МХТ стала подлинным бенефисом Кочкарева.

Тут надо сделать некоторое отступление и вспомнить, что участие эстрадных звезд в драматическом спектакле – явление не редкое. Первым этот прорыв совершил Геннадий Хазанов, когда в начале 90-х вышел в небольшом эпизоде в спектакле Сергея Юрского «Игроки» и рискнул вступить в партнерское единоборство с такими монстрами, как Калягин, Невинный, Филатов и Евстигнеев. Первая робкая попытка пробудила в Хазанове охотничий азарт, и с тех пор, как мы видим, останавливаться он не собирается – спектакли с его участием идут в Театре Антона Чехова и в «Ленкоме». Ефим Шифрин давно и успешно совмещает карьеру артиста разговорного жанра с драмой – играя то в спектаклях Роман Виктюка, то в телепостановках канала «Культура». Про антрепризу говорить не будем: там законы шоу-бизнеса окончательно и бесповоротно победили искусство сцены. В серьезный театр потянулись и молодые. Иван Ургант играет в недавней премьере Театра им. Пушкина «Бешеные деньги», а Рената Литвинова который сезон выходит в образе Раневской в «Вишневом саде» в МХТ (режиссер Адольф Шапиро). Телезвездам мало всенародной славы и финансовой беспробудности – они хотят профессионального признания и потому готовы рисковать собственной карьерой (известно, что публика не прощает неуспеха своим кумирам).

Стоянов по первой профессии – артист драматического театра и кино. Он учился в ГИТИСе на одном курсе с Виктором Сухоруковым и Татьяной Догилевой, имел внешность сладкую и смазливую, попал этаким романтическим плейбоем в легендарный БДТ прямо в руки к великому Товстоногову, где отслужил в течение двенадцати лет, успев сыграть, по сути, одну большую роль – Моцарта в популярной пьесе «Амадей». Что Стоянов хороший артист, видно и по «Городку», где он работает по системе Аркадия Райкина – мгновенно меняя маски-характеры. Удачным было и его участие в фильме Тиграна Кеосаяна «Ландыш серебристый», где Стоянов выступил в паре с другим эстрадником – Александром Цекало. Поэтому выход его на драматическую сцену можно считать вполне заслуженным и закономерным.

В «Женитьбе», не отличающейся ни особой режиссерской концепцией, ни внятно разобранными сценами и характерами, Стоянов-Кочкарев заставил всех плясать под свою дудку – в прямом и переносном смысле. Артист с первого своего появления заявил жанр, в котором он собирается сражаться с традиционным психологическим театром – это жанр фонтанирующего гротеска, сопротивляться которому партнерам оказалось не под силу. Кочкарев врывается на сцену, поигрывая тросточкой и декламируя «только что» сочиненные стихи – «Товарищ, верь! Взойдет она…» В тросточке у него спрятана рапира, во всех карманах – носовые платки, которыми он утирается от плевков завистников, в глазах – бесовский огонь прирожденного игрока. Смесь Хлестакова, Чичикова и Ихарева с поприщинской безуминкой в интонациях и манерами провинциального трагика. Перед таким попробуй устоять.

Приняв вызов гастролера, ошарашенные мхатовцы впали в кому. Единственным достойным противником оказалась бесстрашная Ирина Пегова. Дуэт Кочкарев – Агафья Тихоновна и спасает разваливающийся помпезный спектакль, изначально лишенный легкости в мыслях и изящества в мизансценах.

Хорошие мхатовские артисты – Ольга Барне-Тетка, Марианна Шульц-Сваха (в другом составе эту роль играет Евгения Добровольская), Сергей Беляев-Яичница, Павел Ващилин-Анучкин, Борис Плотников-Жевакин и Стас Дужников-Подколесин – пытаются оседлать необъезженного мхатовскими традициями Стоянова и тщетно играют на его поле. Получается крик, кривлянье, бессмысленная суета и полное отсутствие смыслов. Утонувшие в аляповатых, тяжелых, безвкусных декорациях и костюмах, актеры изо всех сил стараются рассмешить публику – и это, пожалуй, единственная задача, которой озаботил их режиссер. Публика к этому спектаклю подберется быстро: уж чего-чего, а поржать у нас народ любит. Двусмысленные непристойности, беззастенчивая отсебятина, «эротический» тренажер в доме Подколесина, на котором герой совершает вполне конкретные телодвижения, а также грудь Ирины Пеговой в качестве отдельного предмета для шуток, – все это вызывает гомерический хохот зала.

Сцена, в которой Кочкарев учит Агафью Тихоновну правильно произнести фразу «Пошли вон, дураки» и добивается нужного эффекта, доведя девушку до полного исступления, наводит на мысль, что и режиссеру спектакля полезно было бы взять у такого мастера пару уроков.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: