Главная / Газета 12 Мая 2010 г. 00:00 / Культура

Догнать и перегнать Москву

Петербургский кинофорум поставил перед собой амбициозную задачу

ВИКТОР МАТИЗЕН

В преддверии Дня Победы, со 2 по 5 мая, в Санкт-Петербурге был проведен международный кинофорум, наиболее известными гостями которого стали Антонио Бандерас и Кшиштоф Занусси. Формальной целью этой акции значилось обсуждение темы «Кино и война» – в частности, одна из дискуссий была посвящена фильмам о блокаде Ленинграда. По сути же организаторы форума продемонстрировали твердое намерение сделать город на Неве центром регулярных встреч кинематографистов мира.

Антонио Бандерас (справа) стал одним из главных участников кинофорума.<br>Фото: WWW.FONTANKA.RU
Антонио Бандерас (справа) стал одним из главных участников кинофорума.
Фото: WWW.FONTANKA.RU
shadow
Идея Петербургского кинофорума родилась не на пустом месте – в городе существуют (как – другой вопрос) четыре крупных киностудии – «Ленфильм», «РВС», «Леннаучфильм» и студия документальных фильмов на Крюковом канале («Лендок»), а также проходят два международных кинофестиваля – документальный «Послание к человеку» и игровой «Фестиваль фестивалей», собирающий для показа фильмы с разных киносмотров мира. Но в этой «упряжке» до сих пор не было коренника, каким для столицы России является Московский международный кинофестиваль. Первым это почувствовал создатель «Кинотавра» Марк Рудинштейн, в середине нулевых загоревшийся желанием устроить в Санкт-Петербурге грандиозное киношоу – причем непременно на Дворцовой площади. Президентом мероприятия согласился стать Андрон Кончаловский, свою поддержку обещала губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, свою заинтересованность выразил крупный бизнес – словом, дело казалось на мази, но возникли два препятствия – официальное, известное из прессы, и неофициальное, передававшееся из уст в уста не без участия самого Рудиншейна. Во-первых, воспротивились видные граждане Санкт-Петербурга, в том числе директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, а во-вторых, президент Московского кинофестиваля Никита Михалков, небезосновательно узревший в планируемом питерском предприятии серьезного соперника. Под натиском таких противников сторонники рудинштейновской затеи дрогнули, и Марк Григорьевич был вынужден ретироваться.

Через пять лет выяснилось, что его несостоявшееся дело успело пустить корни, которые взялись выращивать другие люди. В президенты будущего кинофорума был выдвинут «великий и ужасный» Алексей Герман-старший, Валентина Матвиенко снова поддержала амбициозный замысел, на роль программного директора пригласили почетного президента ФИПРЕССИ Андрея Плахова, кинотусовку на Дворцовой площади исключили, прием по случаю презентации нового кинофорума провели в сверкающем Царскосельском дворце близ Янтарной комнаты, а гостей, включая журналистов, поселили в пятизвездном «Гранд-отеле Европа» в двух шагах от Русского музея. Об угрозе со стороны Никиты Михалкова, как и раньше, публично не упоминали, но в кулуарах не без злорадства говорили, что позиции несменяемого президента ММКФ, СК России и Фонда культуры сильно пошатнулись из-за непрекращающегося конфликта внутри СК, учреждения нового киносоюза, «питерского ультиматума» и провала в отечественном кинопрокате широко разрекламированного «великого фильма о великой войне», так что его усилия придушить петербургскую инициативу уже не будут столь эффективными.

Программа первого санкт-петербургского кинофорума была достаточно насыщенной: три «круглых стола», презентационный прием в Царском Селе, итоговая пресс-конференция и множество игровых и документальных фильмов о войне из разных стран мира, показывавшихся на нескольких городских площадках. Говорили о том, в какой мере «военное кино» является призывом к миру и в какой оправдывает парадоксальное латинское изречение si vis pacem, para bellum (хочешь мира – готовься к войне). Спорили о том, чем объясняется ограниченность визуальных свидетельств Ленинградской блокады («блокадной кинохроники») – внешними цензурными правилами или внутренними установками документалистов, снимавшими одно и не снимавшими другое. Размышляли о соотношении визуальной и вербальной информации о войне вообще и блокаде в частности. В этой связи было высказано мнение, что два лучших фильма о блокаде города на Неве сделали Сергей Лозница, собравший воедино и переозвучивший в своей «Блокаде» хронику, снятую военными операторами, и Александр Сокуров, чья картина «Читаем «Блокадную книгу» сделана, по сути, без использования хроники, на звучащем слове, в котором соединяются рефлексы двух эпох – нашей и военной.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: