Главная / Газета 12 Мая 2010 г. 00:00 / Культура

«У нас ничего не бывает без сплетен и интриг»

Балерина Светлана Захарова

ЕЛИЗАВЕТА БОРЗЕНКО

Прима-балерина Большого театра Светлана ЗАХАРОВА в конце мая выступит в Кремле с программой «Я танцевать хочу». Кроме самой примы на сцену выйдут ее друзья – солисты Мариинского, Большого, Михайловского театров. В преддверии премьеры народная артистка России, лауреат Госпремии, а с недавнего времени и обладатель французского ордена «За заслуги в искусстве и литературе» встретилась с корреспондентом «НИ».

Фото: WWW.NEWS.RU
Фото: WWW.NEWS.RU
shadow
– Светлана, недавно вы стали кавалером французского ордена, которого удостоены не многие русские. Награды важны для вас?

– Не могу сказать, что я только и думаю о наградах, но, конечно, получать их приятно. Что касается французского ордена, это для меня очень почетно. Потому что это моя первая международная награда такого уровня и, значит, меня ценят и любят не только на родине. Теперь орден будет храниться у меня дома в специальной комнате, отведенной под награды. Там есть и значок лауреата Государственной премии, и дипломы разнообразных балетных фестивалей, и документы, подтверждающие звание заслуженной и народной артистки, и фотографии с торжественных церемоний. Кроме того, там хранятся мои костюмы, они очень красивые (хотя для балерины главное, чтобы костюм был легким). Сама я в эту комнату захожу, только когда кто-то приходит в гости – вожу экскурсии по своей «аллее славы». Гости, как правило, начинают восхищаться. Но я с иронией к этому отношусь. По большому счету, награды в балете ничего не решают. Для меня гораздо важнее мнение мамы. Она меня часто критикует. Например, может сказать, что сегодня я была не в форме или костюм не тот.

– А мнение коллег? У вас ведь есть друзья в балете.

– Мамино мнение более объективно, потому что она смотрит глазами зрителя. В нашей профессии вообще очень трудно дружить, особенно если ты занимаешь высокое положение. Я вижу, что ребята и девушки в кордебалете очень дружат между собой, у них более близкие отношения. У нас же, у солистов, каждый сам за себя, и я ни разу не видела, чтобы кто-то с кем-то дружил. Поэтому и не всегда следует прислушиваться к их мнению. У каждого свои секреты, каждый хочет жить закрыто в своем мире. Балетный мир такой, что без сплетен и интриг не обходится… Я же стараюсь никогда не обсуждать своих коллег и то, что они делают. Ну, ошибся человек, очень жаль его. Хотя эта закрытость пришла с опытом, в юности я была другой – трепетно относилась к тому, что обо мне думают и говорят.

– Многие ваши однокурсники до сих пор танцуют в кордебалете. Как вы считаете, что помогло вам стать примой-балериной?

– Я не знаю, трудно сказать, у каждого жизнь складывается по-своему. У меня как-то сразу карьера пошла в гору. Когда я только пришла в Мариинский театр, ни у кого не было сомнения – потяну ли я сольные партии. И в 17 лет я станцевала «Жизель», «Бахчисарайский фонтан», «Шопениану». Это только за первый год! А в 18 лет я уже стала примой-балериной Мариинского театра. И ни одного дня я не танцевала в кордебалете. Наверное, у меня есть то, чего нет у других.

– А можете сформулировать, из чего складывается успех в балете?

– Везение, талант и трудолюбие.

– По части трудолюбия балет ближе к спорту, нежели к драматическому искусству…

– Да, в балете все жестко и требуются колоссальные физические затраты. Порой испытываешь такую усталость, что кажется, будто выползаешь из шахты – ни руки, ни ноги не двигаются. Но и расслабиться не имеешь права: ежедневным упорством оттачиваешь свое мастерство.

– А как же выходные дни?

– Официально выходной день понедельник, но это не значит, что я не буду стоять у станка. Иногда я даю себе отдых после спектакля. А бывает и так, что в течение месяца я настолько устаю, что просто звоню своему педагогу и говорю – я не могу, мне нужно отдохнуть. Сажусь в машину, еду за город, парюсь в русской бане как следует и таким образом прихожу в себя.

– Что вас поддерживает, когда вот так тяжело, что руки-ноги не двигаются?

– Меня люди поддерживают – любимый человек, моя мама и брат. Они меня жалеют, говорят: «Отдохни, хватит работать». И я вдруг начинаю упрямиться: мол, как же так, я не буду работать? Каждая премьера дается с трудом. В балете все, что новое, – все тяжело. Помню, когда мы репетировали «Золушку», я приезжала в театр к 10 утра и около 10 вечера я отсюда уходила. Но это было очень классное, сложное время.

– Какой зритель вам ближе – столичный или провинциальный?

– В провинции менее искушенный зритель, он рад только тому, что к ним приехали. В столице же люди совсем другие – много видели, здесь все забито артистами любого жанра, и удивить сложно. Но большое, настоящее искусство будет впечатлять и тех и других. Так что дело не в зрителе, а в артистах. Я очень тонко чувствую зал, когда танцую.

– Вы общаетесь со своими поклонниками?

– Да, только с самыми давними. Есть поклонники, которые меня знают с 17 лет, еще с Мариинского театра, и приезжают в Москву на мои спектакли. Кстати, их мнение для меня тоже важно. Мы иногда созваниваемся. Но таких людей очень мало. Это настоящие балетоманы, которые видели предыдущие поколения танцоров.

– Как полюбить балет – с каких спектаклей начать? Как правильно их смотреть?

– Нужно начинать с балетной классики в исполнении лучших танцоров. Я считаю, что исполнители – это большой процент успеха спектакля. Если артисты хорошие – велика вероятность, что человеку понравится и он придет снова. Если не понравилось и было скучно – это, скорее всего, вина исполнителей. Хотя не хочу пугать зрителей, но не каждому дано понимать это искусство. Во многом это дело вкуса и воспитания.

– Ходите на спектакли коллег?

– Практически нет. А еще не люблю смотреть спектакли перед своим выступлением. Мне вообще тяжело смотреть других – у меня свое мнение, видение партии. Даже вспомнить не могу, когда последний раз смотрела чей-то спектакль.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: