Главная / Газета 13 Апреля 2010 г. 00:00 / Культура

От Венесуэлы до Бритни Спирс

Французы продемонстрировали в Москве новинки мирового джаза

ГРИГОРИЙ ДУРНОВО

Парад актуальных джазовых и околоджазовых музыкантов, обосновавшихся во Франции, проходит в Москве уже в шестой раз. За это время фестиваль одолел путь от клубного мероприятия до события, достойного больших залов, – в этом году первый из двух концертов прошел на сцене МХАТа имени Горького. Второй день, по-прежнему клубный, был целиком отдан лихому ансамблю Beltuner. Квартет во главе с аккордеонистом Жоанном Ришем показал самую настоящую танцевальную программу, в которой можно было услышать и танго, и джазово-цыганскую музыку, прославленную великим гитаристом Джанго Рейнхардтом, и салонный вальс-мюзетт, и то, что у нас сошло бы за откровенный блатняк, – все в одном флаконе, дико перемешанное, исполняемое с широкими улыбками и клоунскими гримасами.

Аккордеонная музыка за рубежом снова вошла в моду.
Аккордеонная музыка за рубежом снова вошла в моду.
shadow
Другой квартет во главе с аккордеонистом (можно даже сказать – баянистом, поскольку играл он на кнопочном аккордеоне) выступал в финале первого дня. Это был проект Tangaria знаменитого Ришара Галльяно, неоднократно посещавшего Москву. Галльяно – артист весьма разносторонний. В его репертуаре тоже можно услышать и танго, и мюзетт, а кроме того, джазовые стандарты, песни Сержа Генсбура, пьесы Эрика Сати. В этом году он выпустил диск, посвященный произведениям Баха. Tangaria – ансамбль в первую очередь развлекательный, здесь на место глубокому, вдумчивому и прочувствованному исследованию звука приходят почти что цирковые эскапады. Главным героем становится даже не сам Галльяно и не скрипач Себастьян Сюрель, а перкуссионист из Венесуэлы Рафаэль Мехиас. Аккордеонист и скрипач – безусловные виртуозы, мастера, бережно доносящие до слушателя каждую ноту, в том числе самые высокие, еле слышимые. Но Мехиас со своим соло на двух маракасах, похоже, затмил партнеров-европейцев.

Легкую музыку показал и франко-российский проект клавишника Эрика Леньини и саксофониста Николая Моисеенко. Леньини, играющий и на рояле, на этот раз ограничился электронным инструментом. В квартете с Моисеенко и смешанной ритм-секцией они представили бодрый, упругий и мелодичный поп-джаз с элементами фьюжн и фанка, без особых замысловатостей, но с безупречным владением инструментами. В публике, правда, раздавались мнения, что музыканты играли как будто вне связи друг с другом.

Подлинным же открытием фестиваля явилось трио израильского пианиста Ярона Хермана, серьезная карьера которого началась и крайне успешно продолжается во Франции. Номер, открывший, увы, довольно короткую программу Хермана, оказался своего рода путешествием от романтического соло через импровизации в духе традиционного джаза к ожесточенным, почти остервенелым ударам по клавишам, граничащим с авангардом. Интересы Хермана простираются от Скрябина до современной рок- и поп-музыки. В последнее время факт включения в джазовую программу обработок песен, например, группы Nirvana (трио Хермана исполняло Heart-Shaped Box) не должен вызывать удивления: для молодых джазменов рок-хиты выполняют ту же функцию, что для их предшественников песни из бродвейских мюзиклов и диснеевских мультфильмов. И все же песня Бритни Спирс (которую Херман назвал философом и интеллектуалом) в версии трио потрясла воображение: Херман, прижимая руку к струнам рояля, фактически имитировал электронное звучание. Хотелось бы надеяться, что Москва сможет поближе познакомиться с творчеством Хермана в рамках уже не крошечного выступления на открытии фестиваля, а полноценного концерта.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 апреля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: