Главная / Газета 3 Марта 2010 г. 00:00 / Культура

Археологи на задворках

Сергей СОЛОВЬЕВ
shadow
В нашей стране копают много и глубоко (газопроводы, фундаменты и прочее полезное углубление в недра Земли). И кто же не порадуется новым баррелям нефти, офисам с подземными стоянками и олигархическим особнякам в палладианском стиле? Правда, радость эта какая-то мимолетная в прямом смысле слова – пролетает мимо нас. А давно ли мы что-то слышали об успехах раскопок, пополняющих наши культурные богатства? Может быть, люди постарше еще помнят сводки с «новгородских полей», где академик Валентин Янин одну за одной открывал миру уникальные берестяные грамоты. Ведущие отечественные ученые (Дмитрий Шелов, Татьяна Книпович, Иосиф Брашинский, Игорь Каменецкий) проводили раскопки в Прикубанье и на Нижнем Дону. Кстати, их находки и сегодня можно видеть в залах Исторического музея и Эрмитажа. Не менее знаменитые экспедиции работали в Пскове, Херсонесе и на курганах Смоленщины. Археологических выставок устраивалось тогда много (почти все краеведческие музеи были укомплектованы полевыми находками), о кладах сообщали по радио и телевидению, и сама профессия археолога была модной, овеянной интеллигентской романтикой.

Перейдем к делам сегодняшним. Если судить по заседанию Экспертного совета по науке и образованию в Совете Федерации, дела обстоят очень странно. По инерции они еще движутся, но в любой момент (если использовать терминологию археологов) уйдут в отвал. Начать с того, что с реформированием вузов про археологию забыли – в новой системе не предусмотрен сам профиль «археология», количество лекций и экспедиций сократилось до неприлично малого объема. Но даже те учреждения, которые по роду занятий готовят кадры и выполняют раскопки (Институт археологии РАН), трудятся на старых мощностях. Закон об обязательном финансировании раскопок при строительстве давно не работает, способов его обойти имеется огромное множество (например, сделать смету по тарифам еще советского времени). Отговорка всегда проста: а кто вам сказал, что там, под землей, что-то лежит? Будьте покойны – мы уже прошлись с металлоискателями, ничего там нет, гвозди да черепки. Археологов допускают лишь в те места, которые мало интересны (или пока не интересны) бизнесу.

К слову, о законах. Они имеются, и Россия была той страной, которая за них горячо ратовала на мировой арене. Например, за европейскую конвенцию «Об охране археологического наследия». Сама же ее диктовала, редактировала. Конвенция была написана еще в 1992 году, принята почти всеми странами Евросоюза. Но в России до сих пор и не ратифицирована. Говорят, просто руки не доходили. Правда, автор этих строк подозревает, что это чисто фрейдистское «вытеснение» – когда вдруг забываешь о том, что тебе неприятно. О том, что нужно следить за сохранением уже имеющихся раскопов. О том, что нужно выделять средства на новые и потом отчитываться перед Европой. О том, что надо допускать иностранных ученых к археологическим памятникам. О том, что, наконец, надо создать реестр этих памятников.

После этого мы сильно удивляемся: почему это Украина не пускает нас к исконным раскопкам в Крыму, а отдает приоритет американцам? Как бы так надавить на Украину, чтобы нас не выпихивали? А что, собственно, давить – если вы в состоянии оплатить экспедиции и у вас авторитетнейшие ученые с новейшим оборудованием (а не только с совковой лопатой), к вам сами придут.

На фоне невеселых прогнозов ведущих археологов России в Совете Федерации очень духоподъемно звучал доклад оперативника из ФСБ. Там, в управлении по защите конституционного строя и контрабанде, активно борются с «черными копателями». С теми, кто незаконно выкапывает и продает археологические ценности. Особенно разведчиков интересует золото, уплывшее за границу. Сотрудник ФСБ показал роскошный альбом английской выставки про «сокровища Евразии», где, как предполагается, большинство вещей – от черных археологов, грабящих курганы. Он призвал возвратить их на родину. Правда, тут вышел один казус: археолог из МГУ заявил, что немалое количество иностранных сокровищ – подделки. Еще неизвестно, что опаснее: те, кто копает подлинники, или те, кто делает фальшивки (ведь через десяток лет, может статься, по фальшивкам начнут изучать историю). Предложения по борьбе с «черными копателями» для людей в теме давно уже не открытие: во-первых, надо охранять археологические территории (а для начала их обозначить), во-вторых, регистрировать все продаваемые металлоискатели. И то и другое, понятно, выполнимо лишь в том случае, если у государства будет интерес к землям, помимо нефтяного.

На десерт небольшая реплика от заведующего кафедрой археологии МГУ. Говоря о летней практике студентов, которых отправляют на раскопки, точнее, о сворачивании этой самой практики, он задал такой вопрос: «Отгадайте, сколько денег выделяется на питание одного студента-археолога в полевых условиях?». Не будем томить: 40 рублей в день. Говорят, на собаку в приемниках дают больше. На том заседание в Совете Федерации и закончилось.

Автор – арт-обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 3 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: