Главная / Газета 1 Марта 2010 г. 00:00 / Культура

Блюз пустых кресел

Бенефис Патрисии Каас утомил московскую публику

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Звезда французского шансона Патрисия Каас, зачастившая к нам в последнее время, в конце минувшей недели приехала в Москву с бенефисом под названием «Спасибо, Россия». 20 лет назад состоялся ее первый концерт в Советском Союзе, после этого было очень много сольных выступлений. В прошлом году «мадемуазель Блюз» приехала к нам на «Евровидение», а теперь впервые спела дуэтами с Алсу, Валерией, Сосо Павлиашвили, Александром Буйновым, Владимиром Пресняковым и другими представителями российской поп-индустрии. Как ни странно, выяснилось, что у нас не такие уж плохие артисты, просто им никто не может написать красивых песен.

«Мадемуазель Блюз» не первый раз демонстрирует любовь к России.
«Мадемуазель Блюз» не первый раз демонстрирует любовь к России.
shadow
В России часто бывает так, что две крайности находятся слишком близко друг к другу. От любви до ненависти у нас даже не шаг, а полшага. Возможно, именно ментальными причинами объясняется тот факт, что, с одной стороны, у нас не любят западных артистов, которые постоянно проезжают мимо России. Но, с другой – еще больше не любят тех, кто приезжает часто. Мол, на Западе они уже никому не нужны, вот и приезжают сюда на заработки. Артисты тоже попадают в «ментальную ловушку» – сначала (особенно те, кто с первым визитом приехал в конце 1980-х) им устраивают здесь форменные овации, ажиотаж зашкаливает за все разумные пределы, фанаты бьются в истерике, но уже во время второго-третьего приезда почти каждый превращается в сноба: и чего мы тут такого не видели или не слышали?!

Истина, скорее всего, лежит посередине. Но факт в том, что любимая многими артистка Патрисия Каас получила полупустой Кремлевский дворец как раз в тот момент, когда приехала сказать России «спасибо» за любовь и верность. И получилось как-то неловко. Романтичная девушка (а Каас до сих пор остается чувственной особой, эдакой французской принцессой, музыкальной леди Дианой, если хотите) долго созревает до самого главного свидания с возлюбленной Россией, а Россия – упс – и огорошивает ее сермяжной правдой жизни. В итоге романтические чувства Патрисии пришлось подогревать почти искусственно – в зале присутствовали представители ее фан-клуба, на которых в основном и легла обязанность устраивать овации, мигать лампочками и махать символикой артистки. По собственной ли инициативе это делали молодые девушки или под этой романтикой был какой-то гораздо более прагматичный фундамент, осталось неизвестным.

Два концерта подряд для часто приезжающей Каас – это много. К тому же зрителю просто не объяснили уникальную концепцию предприятия. А ведь действительно это был бенефис – российские артисты «первого эшелона» выходили вместе с Патрисией на сцену и исполняли песни – кто на русском, кто на французском. И скепсис по поводу участия наших «великих немых» в этом шоу быстро улетучился – выяснилось, что практически все (даже Александр Буйнов!) при правильной организации музыкального процесса могут представлять интерес с точки зрения песенного творчества. Более того, «сборная России», взявшая в оборот репертуар Каас, выглядела в этом компоненте не хуже француженки, которая поет, конечно, весьма проникновенно, но «голосом», как выяснилось, зачастую проигрывает. Правда, накануне концерта Патрисия намекала, что заставить русских петь живьем – задача непростая. Но заставила, и не зря.

Первой на дуэт вышла Алсу. «Нефтяная принцесса» по сравнению с совсем уж хрупкой француженкой смотрелась внешне убедительно. Хотя и не совсем понимала, как себя подать на сцене, словно оценивала: «Звезда это тут со мной или не такая уж звезда? Блин, все-таки, наверное, звезда – ведь у нее бенефис, ее Первый канал снимает. Или все-таки я звездее?» Пока думала, песня кончилась, и в целом вышло неплохо – скромно и аккуратно.

Александр Буйнов, которого все уже стали счастливо забывать, каким-то чудом умудрился вписаться в проект с Каас и совместно пропел заглавную песню с последнего альбома мадемуазель – Kabaret. Все, что требовалось от Буйнова, – в рамках Года Франции в России продемонстрировать бесконечную дружбу русского и французского шансона, – он выполнил. Если Алсу пела на языке оригинала, то Александр, простой русский рубаха-парень, шпарил на нашем: «Эй, мадам, ночь на дворе, короли в кабаре». С характерной хрипотцой. А в конце сочно сказал в адрес 43-летней Патрисии: «Сумасшедшая девчонка!» Ну, ни дать ни взять – мачо. Александру бы закрутить с «девчонкой» роман – это было бы удачным продолжением его карьеры и мощнейшей точкой в рамках Года Франции в России, который бы мигом превратился из скучного чиновничьего проекта в феерический фестиваль молодежи и студентов.

Еще одной «спарринг-партнершей» Каас стала Валерия. Она сумела отвлечь немногочисленную публику тем, что зрители все три минуты, пока исполнялась песня, пытались ее опознать. Дело в том, что ведущий Гарик Мартиросян (кстати, выбор ведущего весьма странный для такого мероприятия… С другой стороны, чего же тут странного: просто контракт у него, наверное, и скажем спасибо, что на этот день не пришлась очередь Паши Воли или Ксюши Собчак) представлял наших артистов не перед их выступлением, а почему-то после. И когда вышла Валерия, люди принялись щуриться в два здоровых экрана: то ли подтяжечку Иосиф Игоревич оплатил, то ли косметика хорошо легла, то ли это вообще не Валерия, а новый клон из «Фабрики звезд». Валерии выпала честь спеть с Патрисией попурри ее лучших песен. Голосом наша певица снова «обыграла» Каас, причем всухую – слишком уж сильно кричала.

Еще сильнее стал кричать Сосо Павлиашвили. Но тут уже стали вырисовываться по-настоящему (без шуток) пробирающие до мурашек эмоции. И, в общем, становилось понятным, что русских (а еще лучше грузинских) мужчин француженке не хватало все эти годы, с тех пор, как ее вывел «в люди» Жерар Депардье, продюсировавший ее первый альбом. Слишком уж у Каас выражено женское начало. И лучшим «яном» для ее «иня» стал в этот вечер экспрессивный Сосо.

Тамара Гвердцители, хорошо владеющая французским и работавшая в свое время с Мишелем Леграном, поддержала высокую планку грузинской музыки. Собственно, в отличие от Буйнова к Гвердцители никогда не было вопросов и по части вокала. Да и Владимир Пресняков, хоть и выглядел растерянным (очевидно, от того, что Каас расстегнула свои французские одежды и в таком виде без стеснения выступала добрую половину концерта), тоже продемонстрировал, что нашей поп-дружине в первую очередь не хватает хороших песен. В этот вечер любое песнопение на французскую музыку превращалось в хит. К тому же и переводы на русский были на удивление неглупые, что редко случается с «песнями о любви».

Правда, два отделения для такого концерта – было все-таки многовато. Ввиду неявки Николая Баскова, Александра Маршала и «Хора Турецкого» бенефис оказался затянутым. Патрисия демонстрировала не только песни, но и хореографию: выписывала на сцене вместо поклонов почти балетные па, но публику этот перебор с романтикой уже стал утомлять, и народ потянулся к выходу.

Кстати, с романтикой у Каас тоже не все так просто. В России и странах СНГ она зарабатывает немало как на рекламных контрактах, так и на корпоративах. И в этой связи строчка из сакраментальной русской песни «Если б знали вы, как мне дороги подмосковные вечера», исполняемая ею с французским прононсом, выглядит просто цинично: мы-то знаем, как они дороги – «выписать» Патрисию в подмосковную Барвиху стоит 150 тыс. евро. При том что, будучи лицом «Л’Этуаль» и «Липтон», «мадемуазель Шанте Блюз» может вообще не выступать. Вот и получилось, что романтичные отношения, основанные на любви и верности, как всегда, уперлись в денежный вопрос.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: