Главная / Газета 11 Февраля 2010 г. 00:00 / Культура

Ниоткуда с любовью

Швейцарский фотограф показал, какой была Москва в конце 1950-х годов

ДАРЬЯ ДОРОГИНА

В ГМИИ имени Пушкина выставили фотографии, которые, казалось бы, не имеют прямого отношения к классическому искусству. Основу выставки «Москва. 1957» составили снимки швейцарского репортера Леонара Джанадды, посетившего Москву в 1957 году во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Делая снимки, Леонар ничего нарочно не приукрашивал и не очернял. Он запечатлел то, что бросалось в глаза: тяжелый женский труд, плохо одетые советские граждане, километровые очереди в Мавзолей, люди в штатском на каждом углу…

Иностранца потряс трудовой энтузиазм советских людей.
Иностранца потряс трудовой энтузиазм советских людей.
shadow
Для многих советских граждан 1957 год запомнился не запуском межконтинентальной ракеты и не выведением на орбиту искусственного спутника Земли. В первую очередь он запомнился VI Всемирным фестивалем молодежи и студентов. После мировой войны, двух волн сталинских репрессий и на фоне тяжелого «железного занавеса» этот фестиваль казался многим глотком свободы. Признаки этой свободы (в числе прочего) видны на снимках швейцарца. Например, целующаяся пара на скамейке в ночном парке. Однако здесь же – пояснение, сделанное сотрудниками музея: ходить на свидание с иностранцами советским гражданам запрещалось.

Как человеку из другого, капиталистического мира, Леонару Джанадде были интересны не только хорошо отрепетированные мероприятия в «Лужниках», но и закулисная жизнь фестиваля. Поздними вечерами и ночью начиналось незапланированное общение, на которое спецслужбы мало могли повлиять. Несмотря на запреты и всевозможные инструкции для советских участников, Москва буквально гудела. Именно поэтому в кадре у швейцарца оказались русская девушка на танцплощадке; группа студентов, играющих на баяне возле Царь-пушки; молодой человек, закуривающий сигарету от факела… Молодежь общалась, пела песни, слушала джаз, дискутировала о еще недавно запрещенных импрессионистах, о Хемингуэе и Ремарке, Есенине и Зощенко…

Если судить по научным комментариям к выставке, Леонар Джанадда уже в ту пору понял, что фестиваль для Хрущева является большой политической игрой. Например, на выставке приводится дневниковая запись Леонара: фестивальный поезд, на котором он ехал из Цюриха в Москву, в каждом советском городе встречали с оркестром, однако стоило молодому фотографу отойти в Киеве от состава и войти в здание вокзала, он увидел множество нищих, которые спят на полу. Один из людей в штатском схватил Леонара за локоть, но было уже поздно – жуткая картина двумя секундами ранее зафиксировалась на пленку. Кстати, вид этих несчастных обитателей вокзала и открывает выставку.

Известен и еще один шокирующий факт. Когда Леонар Джанадда вместе с другими швейцарцами вернулся на родину, то сограждане их назвали предателями. Мало того, на вокзале в Цюрихе их встречали камнями. Чтобы предотвратить массовую драку, полиции пришлось один из поездов отправить в Баден: таким образом были спасены жизни многих участников всемирного фестиваля. Кстати, редакция журнала L’illustr, от лица которого молодой швейцарец и приезжал в Москву, тоже решила держаться в стороне и не печатать фотоотчет с фестиваля. Поэтому более чем полвека снимки швейцарца пролежали в столе, а теперь, безусловно, представляют важную историческую ценность.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 февраля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: