Главная / Газета 3 Февраля 2010 г. 00:00 / Культура

Что классика делает с народом

Слушая оперу Мариинского театра, зрители от души и смеялись, и плакали

МАЙЯ КРЫЛОВА

Две оперы – «Свадьбу Фигаро» и «Женщину без тени» – показал на гастролях в Москве Мариинский театр. Столичные показы дают представление о двух концепциях работы с публикой, предлагаемых петербургским театром. Одна из них, с условным названием «шедевры для народа», предполагает максимальную популяризацию классики. Другая, «элитарная», отсылает к современным или редко исполняемым операм с «продвинутой» режиссурой.

Оперу «Женщина без тени» режиссеры ставят редко из-за сложного либретто.<br>Фото: WWW.GOLDENMASK.RU
Оперу «Женщина без тени» режиссеры ставят редко из-за сложного либретто.
Фото: WWW.GOLDENMASK.RU
shadow
«Свадьба Фигаро» выпущена Мариинским театром в рамках первой программы, призванной донести классику до народа. Она исполняется на русском языке, что, безусловно, сказывается на реакции публики: на комической опере Моцарта народ и впрямь смеялся. Пришлось обойтись концертным исполнением: не нашли подходящую и одновременно свободную сцену, чтобы показать спектакль в те дни, когда гастроли в столице удобны Мариинскому театру. Единогласного качества пения на московском показе достичь не удалось. Ария Керубино (Елена Цветкова) или дуэт «о ветерке», нежно спетый Сюзанной (Карина Чепурнова) и Розиной (Анастасия Колегина), проникли в душу. А напряженно работающий над отдельными нотами Фигаро (Вадим Кравец) и простоватый, хотя и стабильно поющий Граф (Евгений Уланов) до души не добрались. Зато все певцы превосходно разыграли перипетии оперы-буффа: на сцене был настоящий актерский ансамбль. Это тем более отрадно, поскольку «Свадьба Фигаро», сыгранная в Москве, стала для Мариинки настоящим испытанием – дело в том, что оркестр и солисты приехали на спектакль прямиком из аэропорта.

На следующий день меломаны смотрели в Большом театре эстетскую «Женщину без тени». Эта редко исполняемая опера, написанная в 1915 году для громадного оркестра, длится больше четырех часов и полна неимоверных вокальных трудностей, так что дрожащие голоса многих исполнителей, видимо, стоит списать на усталость. Декадентское либретто простым не назовешь. История разворачивается и в мире духов, и среди простых смертных, за мутным символизмом скрыта простая мораль: не делай другому того, чего себе не желаешь. Есть потусторонние Император с Императрицей, которая не имеет тени и срочно должна ее обрести, чтобы венценосный муж не превратился в камень. Для этого дама спускается на землю, в семью нищего красильщика, и вместе с коварной помощницей искушает его жену, дабы та отдала свою тень. Конец счастливый: Императрица раскаивается в кознях, за что растроганные высшие силы расколдовывают Императора из камня, а вечно ссорящиеся супруги на земле обретают покой и любовь.

Самое главное в спектакле – роскошный оркестр под управлением Валерия Гергиева, чувствующий себя как рыба в воде в гуще бесконечных штраусовских апофеозов. В оркестровой яме были и инициация, и посвящение, и прочие мистические премудрости, подразумеваемые текстом. Британская постановочная команда сработала неоднозначно – на сцене было то чрезвычайно наивно (режиссер Джонатан Кент), то до слез красиво (сценограф Пол Браун). По ходу дела на сцене бушевали видеостихии – валил дым, горел огонь и плескалась вода. Герои проваливались в преисподнюю (то есть в театральный люк) и в специальных корзинах летали над сценой, как подобает духам. Парадные «китайские» одежды Императора и его окружения, живущих под сенью гигантских цветов и золотых птиц, в «лоб» сменялись мятыми майками и потертыми джинсами землян, с их проржавевшими малолитражками, колченогой мебелью и грязной посудой.

Мариинский театр поступил парадоксально. Он отказался везти на «Золотую маску» номинированные спектакли – «Гоголиаду» и «Идоменей», мотивируя это напряженным рабочим графиком, но привез «Женщину без тени» – оперу, которая выпущена недавно и сможет участвовать лишь в фестивале 2011 года. Мариинка – не единственный театр, который исчез из столичного фестиваля. Оперная афиша «Маски» (как объявлено, по техническим причинам) претерпела изменения – по сравнению с ранее объявленной. «Макбет» Дмитрия Чернякова (совместный проект Новосибирского оперного театра и Парижской оперы) вообще слетел с конкурса: спектакля в афишах упомянутых компаний в нужное время нет, и невозможно даже послать «судей» фестиваля в командировку. Правда, в Новосибирск жюри все же поедет: оно отсмотрит другого номинанта – оперу «Князь Игорь». Для масштабных декораций этой постановки в Москве не нашлось подходящего зала.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 февраля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: