Главная / Газета 28 Января 2010 г. 00:00 / Культура

Бунт имени Станиславского

Театральные актеры выступили против Александра Галибина

ЕЛЕНА РЫЖОВА

Вчера в «Литературной газете» было опубликовано открытое письмо сотрудников Московского драматического театра имени Станиславского, адресованное мэру Москвы Юрию Лужкову. 57 человек, подписавших обращение (среди них народный артист России Владимир Коренев, руководитель музыкальной части Елена Шевлягина, главный администратор Вадим Сорокин и другие), уверены «в человеческой и профессиональной несостоятельности» художественного руководителя Александра Галибина и директора театра Дайноры Шпокайте. Свои посты они заняли в 2008 году. «Коллектив выражает недоверие руководству» и убедительно просит «досрочно прекратить договор с художественным руководителем театра и его директором». Сам Галибин уверен, что отправной точкой для «бунта» послужил выговор Владимиру Кореневу за то, что он с группой актеров без ведома режиссера сократил спектакль на 40 минут.

Над худруком Театра имени Станиславского нависло коллективное мнение его подчиненных.<br>Фото: ИЗ АРХИВА ТЕАТРА
Над худруком Театра имени Станиславского нависло коллективное мнение его подчиненных.
Фото: ИЗ АРХИВА ТЕАТРА
shadow
Чтобы разобраться в сложившейся ситуации, «Новые Известия» обратились для начала к «подписантам». Телефон Владимира Коренева оказался выключенным, а Марк Гейхман не поверил, что ему звонит журналист. «Может, вас подослали, может, вы радеете не за нас, а за другого человека, против которого мы пишем, – сказал «НИ» г-н Гейхман. – Приглашайте нас к себе – мы придем и будем говорить с вашим редактором или с начальником отдела культуры, а так – это ерунда!»

В эпистолярном жанре служители муз оказались куда более «артистичными», нежели в разговорном. Из текста письма ясно, что у сотрудников театра есть ощущение, «что театр попал в руки некомпетентных, а возможно, и не вполне порядочных людей». Руководству вменяется непрофессиональный подход к репертуарной политике. «Серьезная работа над спектаклями подменяется количеством выпущенных премьер. Никакой репертуарной, да и вообще художественной политики у Галибина нет: все названия в афише возникают случайно и неожиданно», – говорится в письме. Не устраивают сотрудников и условия труда: «С первых же шагов г-н Галибин провозгласил своей основной задачей «спасение умирающего театра». Однако несколько странными показались намеченные шаги по пути к «спасению»: пять премьер в сезон и строительство малой сцены в аварийном здании, занимаемом мастерскими. И это в кризисный год! ...В нашу жизнь немедленно вошла череда провальных, угрюмых, не пользующихся успехом у зрителей и осмеянных критикой премьер, неуклонное снижение зарплаты, отмена выходных, ликвидация или сокращение проката снискавших любовь публики спектаклей и многое другое». В обращении также говорится, что «несогласие с избранным курсом и с нарушениями законодательства было озвучено и не раз на худсовете и на общем собрании коллектива». Однако, по мнению подписантов, претензии не были услышаны.

«На собрании, которое состоялось в мае минувшего года, коллектив действительно предъявлял претензии, которые потом обсуждались, – пояснила «НИ» директор театра Дайнора Шпокайте. – Но они были совершенно необоснованны. Это были скорее эмоциональные высказывания неосведомленных сотрудников. Мы собрались, чтобы послушать предложения, чтобы высказались те, кто хотел. Но в итоге собрание переросло в клоаку, и мы ни к чему не пришли».

Несмотря на то что очередная столичная театральная труппа вынесла сор из избы посредством обращения к властям, внутри театра вчера все было спокойно, и работа шла в прежнем режиме. Александр Галибин вплоть до вечера проводил очередную репетицию с актерами, в том числе подписавшими против него петицию.

«Наверное, я должен извиниться за своих артистов и за литературную часть театра, которые в такой форме, привычной для тридцатых годов, написали это обращение, – сказал «НИ», оторвавшись от репетиции, г-н Галибин. – Думаю, эта ситуация связана исключительно с тем, что надо просто работать и делать свое дело в полную силу. Что, собственно, я и делаю. Я всегда очень уважительно отзывался о театре, о своих актерах и буду продолжать это делать. Вообще я восхищаюсь своими актерами, потому что создать такую театральную ситуацию может не каждая труппа. Серьезным поводом для этого шага послужил выговор артисту Владимиру Кореневу за то, что он своевольно, без ведома режиссера, сговорившись с артистами, сократил спектакль «Мужской род, единственное число» на 40 минут. Потому что ему было нужно лететь на самолете. Причем он сократил этот спектакль, сделав его генеральной репетицией сокращенного варианта спектакля, когда ему действительно надо было лететь. Узнав об этом, я очень сильно удивился. Интересно, как бы на моем месте поступил Марк Захаров или любой другой действующий театральный режиссер. Я собрал худсовет и сказал о том, что такого впредь быть не может. Я не услышал никаких извинений, объявил выговор. Думаю, именно это послужило отправной точкой.

Придя в театр, я не стал сторонним наблюдателем, а сразу приступил к работе. Своими действиями я пытался показать, в каком режиме должен работать государственный театр. Задача театра одна – выпускать спектакли. Вся моя работа направлена исключительно на то, чтобы машина под названием «театр» заработала». Александр Галибин заявил «НИ», что, несмотря на нездоровую ситуацию, сложившуюся в труппе, намерен продолжать работать. «У нас запланировано много премьер, на мой взгляд, очень весомых для Москвы и для театральной публики. В частности, одна из них посвящена 70-летнему юбилею Владимира Коренева», – подтвердила планы руководства Дайнора Шпокайте.


АРТИСТЫ НЕ ПЕРВЫЙ РАЗ ПРЕВРАЩАЮТСЯ В ПИСАТЕЛЕЙ
Художественным руководителем Театра Станиславского Александр Галибин стал летом 2008 года, когда был приглашен из Петербурга в Москву. До этого он зарекомендовал себя как успешный актер и режиссер. Работал в Театре имени Комиссаржевской, в театре «На Литейном», несколько лет подряд возглавлял Александринский театр, затем стал художественным руководителем театра «Глобус» (Новосибирск), и всегда его постановки пользовались успехом. Приступая к руководству Театром Станиславского, Галибин деликатно пытался описать ситуацию, сложившуюся в коллективе. В частности, в интервью «Новым Известиям» сказал: «Театр Станиславского – живой организм, но сейчас он немножко спит». В том же интервью заявил, что пробудить и вернуть интерес публики к театру позволит серьезная работа, и рассказал о предстоящих планах.
Отметим, что это не первый случай, когда «инородный режиссер», приглашенный фактически для реанимации театра, приживается с большим трудом. Например, той популярности, которая была у Театра на Малой Бронной во времена Анатолия Эфроса, восстановить пока не удалось никому. Однако в труппе еще работают артисты, которые помнят, как публика часами стояла в очереди в кассу. В последние годы руководство Театра на Малой Бронной менялось не раз. Например, в 2007 году труппу возглавил режиссер Леонид Трушкин, который довольно скоро оставил театр, заявив: «Не могу быть здесь полезен – меня пригласили к «больному», но «больной» оказался «покойником».
Несколько иная была ситуация в Театре Вахтангова, когда после смерти Михаила Ульянова (замечательного хранителя вахтанговских традиций) художественным руководителем стал известный и в России, и в Европе Римас Туминас, приглашенный из Литвы. Туминас проработал чуть больше года, после чего к министру культуры Александру Авдееву обратились несколько артистов труппы с жалобой на принципиально иные (невахтанговские) методы работы Туминаса и с просьбой разорвать с ним контракт. Вмешавшись в ситуацию лично, Авдеев разрешил спор в пользу литовца, и он продолжил руководить детищем Вахтангова.
В конце 2006 года общественность возмутилась увольнением с должности директора Театра наций Михаила Чигиря. Новым директором малоизвестной тогда площадки назначили Евгения Миронова. Скандал был большой, в смещении уважаемого и заслуженного Чигиря обвиняли, в частности, Михаила Швыдкого, занимавшего тогда пост главы Роскультуры. Однако под руководством Миронова эта площадка стала одной из самых популярных среди столичных театралов. Поставленные здесь, в частности, «Рассказы Шукшина» Алвиса Херманиса и «Бедная Лиза» Аллы Сигаловой не раз назывались в числе самых важных событий сезона.
Между тем Александр Галибин, засучивший рукава в Театре Станиславского, является не самым активным «худруком-трудоголиком» в московских театрах. Чемпионом по премьерам стал в этом сезоне Российский академический молодежный театр (РАМТ), в планах которого к концу сезона «сдать» 16 премьер. В минувшие выходные театр показал свою восьмую премьеру. «Этот «безумный сезон» связан не с тем, что мы гнались за количеством, а с тем, что появились идеи, от которых невозможно отказаться, – сказал «НИ» накануне премьеры худрук РАМТа Алексей Бородин. – Моя задача – сделать так, чтобы не застаивалась кровь».
Виктор БОРЗЕНКО, Константин БАКАНОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 28 января 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: