Главная / Москва / 21 Декабря 2009 г.

Симфония для классика

Вокалист Deep Purple спел в Москве с питерским оркестром

АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ

В Московском международном доме музыки прошел концерт знаменитого вокалиста Deep Purple Яна Гиллана. Классика хард-рока на этот раз звучала в исполнении Симфонического оркестра Академической капеллы Санкт-Петербурга. В отличие от большинства концертов Deep Purple аншлага не было, но все же в зале собралось достаточное количество горячих поклонников, чтобы устроить шумные овации со столь непривычным для академического заведения одобрительным свистом.

Ян Гиллан чувствует себя в России как дома.<BR>Фото: WWW. SPBLIFE.INFO
Ян Гиллан чувствует себя в России как дома.
Фото: WWW. SPBLIFE.INFO
shadow
Перелагать рок-творения на симфонический лад – занятие не слишком оригинальное. Симфонической обработке в разное время подвергалась музыка многих групп – от The Beatles до Metallica. Но Ян Гиллан и не настаивает на оригинальности, для него это просто хорошее развлечение. Инициатором проекта стал Фридеманн Риле – немецкий дирижер, работающий в Праге, давний приятель Гиллана. Риле уже успел поставить аналогичные эксперименты над песнями Led Zeppelin, Pink Floyd и Queen.

Выступать с оркестром для Гиллана не в новинку. Собственно, первой его работой в Deep Purple был альбом Concerto For Group And Orchestra – эпическое произведение клавишника группы Джона Лорда. Кстати, совсем недавно Лорд гастролировал в России со своим очередным симфо-проектом. Гиллан утверждает, что и не думает соревноваться с бывшим коллегой по Deep Purple: Лорд выступает как новатор, а Гиллан просто перепевает свои хиты. Вкус к этому занятию у певца появился лет десять назад, когда Deep Purple заново исполнили Concerto For Group And Orchestra в Альберт-Холле с Лондонским симфоническим оркестром, при этом расширив программу за счет хитов Deep Purple. Нынешний проект Гиллана и Риле существует с 2007 года. Он уже был опробован в Греции, Италии, Германии, Польше. Концерты в Москве и Санкт-Петербурге – часть европейского турне.

Программа вокалиста Deep Purple оказалась на удивление короткой – около часа. Хронометраж «усугубили» за счет первого отделения, в котором оркестр капеллы под управлнием Александра Чернушенко исполнял симфонические переложения популярных джазовых тем.

Во втором отделении дирижировал уже Фридеманн Риле. Главный герой вечера появился в характерном для него в последние годы санаторно-демократичном костюме: рубашке навыпуск и джинсах. Симфонический концерт предполагает некую долю чопорности, но Гиллан выглядел даже еще более непосредственно, чем на выступлениях Deep Purple – словно, как говорится, «просто шел мимо». Едва он возник на сцене, как у сидящих в первых рядах зрителей пробудилась острая потребность пожать кумиру руку. Гиллан не отказал в любезности, и число желающих лично поздороваться с артистом сразу возросло. Зал Дома музыки вместительный, но по сравнению со стадионом – традиционным «местом обитания» Deep Purple – выглядит почти что камерным, к тому же в нем нет характерной для рок-концертов «полосы отчуждения», отделяющей зрителей от сцены. Так что неудивительно, что поклонникам Deep Purple их любимец вдруг показался настолько доступным, что некоторые даже попытались заключить его в свои объятия.

От затянувшейся церемонии рукопожатий Гиллана избавил оркестр, заигравший Highway Star. Когда Гиллан начал петь, общее благолепие несколько нарушилось: голос 64-летнего певца совсем не тот, что прежде. Выступление с оркестром еще более обнажило сей факт, тогда как на обычном концерте плотное и жесткое звучние Deep Purple до некоторой степени маскирует этот дефект.

Выдав блок хрестоматийных песен – Strange Kind Of Woman, Woman From Tokyo, Pictures Of Home, Гиллан перешел к менее типичным номерам – Ted The Mechanic с альбома Purpendicular 1996 года и No Lotion For That со своего свежего «сольника» One Eye To Morocco. В предложенной Фридеманном Реле версии творчество Deep Purple больше напоминало то, что в советские времена называлось «легкой музыкой»: оркестры Джеймса Ласта и Поля Мориа.

Певец концертом явно был очень доволен. Гиллан без конца повторял свое любимое слово «фантастика»: оно относилось и к публике, и к музыкантам оркестра. Играя словами, он сообщил зрителям, что подобное соединение рок-музыки и симфонического звучания называется fusion, но иногда оно получается настолько неудачным, что выходит confusion (смущение). Но это, по словам Гиллана, совсем не про нынешний концерт.

В финальной части интеллигентно прогремели Perfect Strangers, Black Night и Smoke On The Water, после чего Гиллан удалился. Вернувшись на бис, он позволил себе подойти к краю сцены и подписать пластинку одному пламенному поклоннику. Это было ошибкой. После этого все вмиг повскакивали со своих мест и ринулись к сцене в жажде автографа. Охранникам пришлось блокировать восторженную публику, чтобы Гиллан смог спеть на бис When A Blind Man Cries. Собственно, на этом его репертуар исчерпался, и только по настоятельному требованию народа после некоторых раздумий оркестр повторил Pictures Of Home. Затем оркестранты удалились, и началась незапланированная автограф-сессия, так как толпа страждущих не расходилась: люди стояли с протянутыми конвертами пластинок и прочими предметами «на подпись». Гиллан добросердечно принялся раздавать автографы, пока секьюрити не вызволили его, уже порядком уставшего, из рук почитателей.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: