Главная / Газета 17 Ноября 2009 г. 00:00 / Культура

Театральный неформат

Дом актера собрал представителей современного искусства

ВИКТОР БОРЗЕНКО

Популярный телеведущий Вадим Верник (автор программы «Кто там») в этом сезоне представил свой новый проект – «Театральный журнал» на сцене Центрального дома актера. Регулярно здесь будут собираться герои его программ – в основном молодые артисты, неформатные режиссеры и деятели культуры, чтобы поговорить о творчестве и современном театре.

Заявляя предстоящую программу, администрация Дома актера говорила о ней, как о свежем воздухе, ворвавшемся на старую сцену. Вадим Верник тоже подошел ответственно к своему новому детищу и пригласил для первой встречи тех, чьи имена ассоциируются с новыми тенденциями в культуре – молодых актрис Марию Бердинских и Агнию Кузнецову, режиссера Римаса Туминаса, кинодокументалиста Олесю Фокину и солиста Василия Ладюка. Но поскольку строгой программы не было, вместо спора о консервативном и ультрасовременном театре, об отношениях старого и нового поколения получился теплый разговор просто о жизни каждого участника вечера. Они выходили на сцену – исполняли концертные номера и отвечали на вопросы ведущего. Скучно не было, но и ожидавшейся контркультурной революции с первого раза не получилось.

Революция, однако, состояла в другом. Дом актера возродил добрую традицию звать в гости артистов из братских республик. И в этот раз специально на вечер прибыла артистка из Эстонии Юллэ Лихтфелдт, которая играет в театре города Раквере.

Вечер открылся рассказом о фильме «Ангелы почты», снятом Олесей Фокиной, о переписке Бродского с больной девочкой. Особого представления заслуживал художественный руководитель Театра Вахтангова Римас Туминас – самый старший в цепочке представленных талантов. Он родился в одном из литовских хуторов, а при поступлении в ГИТИС покорил приемную комиссию фразой: «Я хочу поставить всего Чехова. Как только сделаю это – уйду из профессии». У него действительно с Чеховым особые отношения: сезон в Театре Вахтангова открылся оригинальной постановкой «Дяди Вани», в которой знаменитое произведение русского классика зазвучало в новом качестве.

И хотя Туминаса с Москвой связывало многолетнее сотрудничество, стать художественным руководителем Театра Вахтангова Римас Владимирович согласился не сразу. Он сам на вечере забавно рассказывал об этом эпизоде своей жизни: «В Вильнюсе я ехал из театра в машине. Раздался телефонный звонок, и я услышал в трубке какую-то ерунду. Думал, это ошибка. Припарковался, переспросил. Мне снова сказали, что приглашают возглавить Театр Вахтангова. Пришлось ехать в Москву – разбираться. И в первый раз я отказался от такого предложения». На вопрос Верника, как же все-таки произошел переход из Вильнюсского театра к нам, Туминас ответил: «Сначала мне приснился Михаил Ульянов, который с недоумением смотрел на меня. А вскоре я после спектакля зашел в бар, и после третьей кружки пива снова раздался звонок из Москвы. И тут уже я не устоял и сказал, что, наверное, да. Так я возглавил театр, но уверенности долго не было. Это Табаков может как барин заходить в свой рабочий кабинет, а какой из хуторянина-литовца барин?»

В минувшем году Туминас принял в свою труппу 16 выпускников Щукинского училища. По его словам, театру нужно новое поколение, как было полвека назад, когда в труппу пришли Ульянов, Яковлев, Этуш, Борисова, Максакова, Лановой и многие другие. Среди новоиспеченных вахтанговцев – артистка Мария Бердинских, про которую Туминас сказал: «Это опасный зверек. Она из деревни. Может не только за себя постоять, но и собрать мотоцикл, посадить картошку, а еще она ненавидит хамство». В премьерном «Дяде Ване» Туминас дал Марии Бердинских роль Сони. Она играет на сцене вместе с Людмилой Максаковой, Сергеем Маковецким, Галиной Коноваловой, Владимиром Симоновым… «Я поначалу волновалась, – сказала Мария. – Но потом увидела, что они в таком же зажиме. И махнула рукой».

Вообще же о волнении перед сценой говорили все участники вечера – и Агния Кузнецова (сыгравшая главную роль в фильме Гай Германики «Все умрут, а я останусь»), и солист «Новой Оперы» Василий Ладюк, но больше всех волновалась эстонская гостья Юллэ Лихтфелдт, которая танцевала, садилась на шпагат, читала Пушкина, но при этом краснела и извинялась за свое волнение.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: