Главная / Газета 17 Ноября 2009 г. 00:00 / Культура

Хореограф Майкла Джексона Стейси Уолкер

«Джексон поставил танцы на коммерческие рельсы»

АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ

Очень скоро публика во многих странах мира, в том числе России, увидит странное действо: концерт Майкла Джексона без Майкла Джексона. Шоу с говорящим названием «Король поп-музыки» (King of Pop) создано музыкантами и танцорами, работавшими с безвременно ушедшим артистом. Вместо Майкла на сцене будет находиться актер Эрнест Валентино, который воспроизведет и лунную походку, и другие танцевальные движения. Корреспондент «Новых Известий» позвонил хореографу шоу Стейси УОЛКЕР, чтобы разобраться в том, что это – очередная попытка заработать на умершей звезде или желание сделать посвящение королю. Именно Стейси ставила танцы для последнего, так и не сыгранного шоу Джексона This Is It. Она же попыталась собрать воедино лучшие моменты из легендарных, разных по замыслу и воплощению программ Джексона: Victory, Bad, Dangerous, History.

Майкл Джексон был для Стейси Уолкер опорой и надеждой.
Майкл Джексон был для Стейси Уолкер опорой и надеждой.
shadow
– Стейси, идея показывать шоу Макла Джексона без Майкла Джексона достаточно рискованная. Вы не боитесь критики?

– Не боюсь. Потому что знаю, какие у меня намерения. И я ответственна за все, что происходит в шоу, я должна следить, чтобы все было правильно, аутентично, с уважением к Майклу. Решиться на то, чтобы показать это все широкой публике, было непросто. Но семья, агенты – все меня подталкивали к положительному решению. И я очень благодарна всем этим людям за помощь. Работа стала для меня своего рода терапией. Помогла пережить очень грустное время.

– Помимо танцев, что будет в концерте? Музыка – фонограмма?

– Нет, там будет комбинация всего: записей и живого исполнения. У нас есть живая группа и вокалисты.

– Вы смотрели фильм «Вот и все»?

– Конечно. Я же в нем снималась (смеется). Смотрела два раза – в сентябре, перед премьерой. Картина еще была в процессе монтажа. Меня удивило, как они вообще сумели сделать фильм из записей репетиций. Потому что мы записывали репетиции не для того, чтобы их кому-то потом показывать, а для своей работы. Для «разбора полетов», самокритики. В общем, смотреть на это было удивительно и приятно. Во второй раз понравилось не меньше, но было, конечно, печально, потому что никто же не увидит это представление уже никогда. Сыграть-то не успели…

– Вы не были с Джексоном в Москве в 1996 году?

– Нет, я в России вообще никогда не была. С Майклом я работала на мировом туре History. Так что очень хочу попасть в вашу страну!

– А какие у вас воспоминания о туре History?

– Было здорово! Я танцевала на сцене с Майклом, чувствовала его энергию. Он же электрический! И еще меня поразило огромное количество орущих фанатов везде. Уверена, у Джексона лучшие фанаты на Земле (смеется).

– Я тоже их видел – толпу у отеля «Националь». Впечатляет.

– Именно поэтому я так волнуюсь из-за нашего King of Pop: фанаты Майкла знают все его творчество, прекрасно в нем разбираются. Их невозможно обмануть. Но они оценят аутентичные моменты из прошлого Майкла.

– Стейси, вы ставили танцы такому количеству поп-артистов, что я даже не знаю, о ком из них вас спросить. Скажите просто, какой самый сумасшедший тур в вашей карьере?

– Все сумасшедшие! (Смеется.) Если серьезно – мне посчастливилось работать со многими очень разными артистами, знаменитостями. И у каждого я чему-то училась. Но работа с Майклом Джексоном – это что-то совершенно особенное. Я очень многому научилась. Наработала колоссальный опыт. В хореографии даже.

– Как бы вы описали Майкла Джексона как танцора?

– Невероятный, единственный, ни на кого не похожий – ну это все очевидные эпитеты, вы понимаете. Создал свой собственный стиль – в этом был его главный гений. Он, грубо говоря, соединил несоединимое. Он очень любил смотреть старые фильмы – с Фредом Астером, Джимом Келли, Бобом Фоссом – они его очень вдохновляли. И он как-то ухитрился соединить ту, старую хореографию с современными течениями, брейк-дансом, например. Как он до такого додумался – я не знаю, но так сложился уникальный стиль. Который, кстати, повлиял на многих сегодняшних артистов, таких как Ашер и Джастин Тимберлейк, например.

– А что в теле и мышцах Майкла Джексона было такого особенного, почему он мог прыгать, танцевать с бешеной скоростью, «скользить» по полу?

– Господи, не знаю. Загадка! Одно могу сказать: работы он не боялся. Одно движение мог репетировать неделями. Он не выходил на сцену до тех пор, пока в шоу все не было идеально: он сам, танцоры, музыканты, вокалисты… Все, в общем.

– Перфекционист?

– Точно. Этого же требовал от коллектива, нанимал только лучших. Было, не скрою, очень комфортно работать в таких условиях. Он всегда точно знал, чего он хочет, что для этого нужно и как это лучше сделать. Мне нравилось, что мне ставят понятные задачи. В общем, он профессионал, чего уж тут говорить.

– Про личность Майкла Джексона написано много, причем полярного: эгоист, альтруист, нелюдимый, замкнутый, инфантильный, слишком умный и тому подобное. Что на самом деле?

– Ну я не могу говорить про личность Майкла Джексона. Я могу рассказать только о том, что сама чувствовала, работая с ним. Мне он казался очень добрым. Он очень ценил талант в людях. Танцоры и вокалисты чувствовали себя с ним прекрасно, он окрылял их. Кстати, у нас был огромный коллектив, но после каждой репетиции Майкл каждого благодарил лично.

– Может быть, странный для вас вопрос, но все же: почему в современной поп-музыке такое внимание уделяется танцам? Еще в 1970-е невозможно было представить себе артиста, окруженного на сцене пляшущей толпой. Это началось в 1980-е...

– Вопрос не странный. Вы совершенно правы: все началось в 1980-е, и опять-таки «виной» тому – Майкл Джексон. По большому счету мы, американские танцоры, обязаны ему своей карьерой. Не в прямом смысле, конечно: он не мог нанять на работу нас всех. Но именно с него пошла мода на большие танцевальные коллективы.

– То есть запущенная Джексоном мода на танцы создала новые рабочие места?

– Да. Джексон поставил танцы на коммерческие рельсы. До него где мог работать танцор? В музыкальном театре. На Бродвее, если повезет. Больше особенно было негде. А в 1980-е появились клипы, концерты, кино, ТВ-программы, турне по всему миру… Не знаю, чем бы я сейчас занималась, если бы не Майкл Джексон. То же самое и мои коллеги по цеху думают.

– На вас как на танцора что повлияло?

– Я увлекалась всеми стилями. Со временем это превратилось в сверхзадачу: уметь хорошо танцевать все. Я особенно люблю contemporary dance, джаз, хип-хоп, а также парные танцы: танго, свинг…

– Вы знаете русский балет и народный танец?

– Я обожаю русский балет! Это неповторимая красота и элегантность. У нас в коллективе есть один танцор по имени Миша. Его мама – балерина, она приходила заниматься с нами балетом два раза в неделю. Фантастическая женщина: Майкл даже просил ее давать уроки его детям, но, кажется, так они и не успели позаниматься… Фольклор, к сожалению, почти не знаю. Но вот у нас в труппе есть один – я уверена, он умеет танцевать что-то такое русское или украинское, потому что он такие прыжки совершает захватывающие, с ногами в разные стороны (смеется).

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: