Главная / Газета 16 Ноября 2009 г. 00:00 / Культура

«Не нужно зарабатывать на детях»

Композитор Евгений Дога

Александра ИВАНОВА

Председателем профессионального жюри XXVI Международного фестиваля фильмов для детей и юношества стал известный композитор, автор ставшего уже классикой вальса к фильму «Мой ласковый и нежный зверь» Евгений Дога. С ним сразу по окончании церемонии закрытия фестиваля побеседовал корреспондент «НИ».

shadow
– Евгений Дмитриевич, за несколько дней вы посмотрели довольно много детских фильмов. Детский кинематограф все-таки существует? Слухи о его смерти преувеличены?

– На фестивале представлены не только детские картины, но и фильмы для детей и юношества. Довольно широкая палитра возрастная и, следовательно, тематическая. Мне показалось, что программа была подобрана хорошо. Разные технологии, приемы, разнообразная тематика – от зверюшек до психологических проблем, поставлены педагогические задачи. Чтобы дети не только смотрели и развлекались, но и обустраивали свою внутреннюю энергетическую кладовую. Географически фестиваль тоже интересен – здесь были фильмы и из Японии, и США, других стран, естественно, и российские картины. И художественное кино, и мультфильмы.

– А ведь вы, можно сказать, стояли у истоков нового направления в нашей анимации, когда в рисованных фильмах появлялись живые актеры. Я имею в виду чудесную советско-румынскую картину начала 1980-х годов «Мария, Мирабела», музыку к которой вы писали.

– Да, это так. А сейчас это уже стало нормой. И дети сегодня к этому подготовлены, они такие компьютеризованные все, для них подобное не новинка, они этого ждут. Поэтому законсервированные кадры в некоторых детских фильмах уже вызывают недоумение, потому что нельзя не брать во внимание современную психологию детей. Да, собственно, и мы, взрослые, тоже ждем чего-то динамичного. Но в этой динамике должна быть человеческая сущность. Если это история про животных – задача передать с экрана эту любовь к животным. А не показывать, как зверей пинают ногами. Если история про космос, то это не просто космос, куда летают, чтобы кого-то там победить. Хочется, чтобы была показана романтика полета. На фестивале я многие фильмы смотрел с удовольствием. Я думаю, что такие фестивали нужно поддерживать, и, слава богу, Фонд Ролана Быкова этим занимается. И публика имеет возможность ходить на просмотры бесплатно. Я думаю, что дети – не те люди, на которых нужно зарабатывать. В детей, наоборот, нужно вкладывать, чтобы вырастить хороших, добрых, порядочных людей.

– Вы, наверное, все-таки не могли не оценивать картины и с музыкальной точки зрения, как композитор?

– А вот здесь, к сожалению, меня ничего не удивило. Более того, многое даже разочаровало, потому что были заимствования, злоупотребления электронными технологиями. Я считаю, что такие технологии – это только средство, а изначально должны быть мысли и идеи. И должен быть мотивчик. А его было мало.

– С детской песней сейчас вообще происходит что-то катастрофическое. Ее просто не стало. Почему, как вы думаете?

– Кому-то они не нравятся, видимо, к великому сожалению. У нас же сейчас всем правит рейтинг. Но ведь это же не спортивная дорожка, где надо бежать! Это совсем другое. По душе не пробежишься пешком. Душа – не стадион. По душе нужно ласково пройтись, необязательно ее трогать руками, душу надо ласкать духовно. К великому сожалению, те люди, которые занимаются музыкой, это не учитывают и вкладывают в мозги детям, да и нам, взрослым, совсем не то. Наше поколение вообще исключили из сферы интересов, музыка нашего поколения не звучит совсем, как будто она в чем-то провинилась. А то, что звучит якобы для детей, носит очень бездуховный характер. Поэтому неудивительно, что я и в фильмах ничего нового не услышал. Режиссеры плохо себе представляют не только, что такое музыка, но и вообще предназначение музыки в кино. Она превратилась в какую-то дорожку, о которую можно вытирать ноги. Это ужасно.

– Дети на эстраде сейчас большей частью тоже поют взрослые песни...

– Конечно. А в компаниях все равно вспоминают старые детские песни, «Крокодила Гену», еще что-нибудь. Шаинский создал классику для детей, а Пахмутова – для взрослых. И что, все на этом закончилось? Неправда. Есть очень много интересных композиторов, но кому-то не хочется, чтобы они звучали. Я очень сожалею, что со мной и моими коллегами так несправедливо поступают.

– Но просвет-то есть в этом «темном царстве»?

– Понимаете, у любого автомобиля есть рулевое управление, и есть тормоза, и есть акселератор. Нажмешь – поедешь, затормозишь – остановишься. Я думаю, что кто-то должен нажать на этот акселератор и пустить здоровый дух в нашу музыку.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: