Главная / Газета 15 Октября 2009 г. 00:00 / Культура

Партия Брукера

Пионеры мирового рока сыграли гимн России в «Лужниках»

ИЛЬЯ ЛУГОВОЙ

Во вторник во дворце спорта «Лужники» состоялся концерт Procol Harum – одной из легендарных рок-групп 60-х. Парадоксально, но ни музыка, ни атмосфера на концерте почти ничем не напоминала те бурные годы, скорее вызывая ассоциации с концертом классического квинтета.

Для музыкантов группы Procol Harum драйв – не главное.<br>Фото: WWW.MUSIC-PHOTO.RU
Для музыкантов группы Procol Harum драйв – не главное.
Фото: WWW.MUSIC-PHOTO.RU
shadow
Группу Procol Harum часто относят к классикам рок-музыки, вспоминая время образования коллектива (середина 60-х) и всемирную славу их первого сингла – гимна «лета любви» 1967 года A Whiter Shade Of Pale. Тем не менее к основоположникам жанра их нельзя отнести по двум причинам. Во-первых, более именитые современники старались в первую очередь «завести» публику, ставя драйв во главу угла на концертных выступлениях, в то время как Гэри Брукер со товарищи выдавали на-гора преимущественно драматичные, меланхоличные, сложные произведения, основанные на клавишных партиях с существенными вкраплениями традиций английского и американского мюзик-холла. Во-вторых, ввиду этой особенности группа почти не имеет последователей, оставаясь практически единственной в своем жанре. Тем интереснее было их послушать вживую в Москве.

Сейчас Procol Harum – по сути, сольный проект пианиста Гэри Брукера, автора музыки к большинству песен, который продолжает сотрудничать с бессменным текстовиком группы Китом Ридом. В 60-х и 70-х, однако, звучание команды в значительной степени определяли гитарист Робин Трауэр и органист Мэттью Фишер, но ни того, ни другого в составе сейчас нет. Пришедшие на концерт вряд ли сильно задумывались об этом, так как в первую очередь они пришли посмотреть на еще одну из легенд 60-х, которую в России до этого времени можно было услышать лишь однажды – в 2001 году группа (еще с Фишером) отыграла концерт в Кремле.

Вместительный зал был заполнен максимум на треть, чему поспособствовали высокие цены на билеты и почти полное отсутствие рекламы. Музыканты вышли на сцену с получасовым опозданием и сразу извинились, объяснив задержку тем, что их пути пересеклись с кортежем Хиллари Клинтон. Открывшая программу песня Conquistador была очень тепло встречена публикой, хотя звуку поначалу недоставало плотности. Procol Harum не создали за свою длительную карьеру узнаваемых хитов в количестве, достаточном для полноценной программы, и быстро стало понятно, что это их не сильно заботит. В сет-листе были и новые, еще нигде не записанные песни (One Eye To The Future, Sister Mary), и старые вроде TV Caesar или Robert’s Box, которые с трудом вспоминались даже немногочисленными фанатами, хотя нашлось место и более популярным мелодиям, таким, как Pandora’s Box, Homburg и A Salty Dog.

Довольно быстро группе удалось создать в зале некую особенную, камерную атмосферу, в которой даже малознакомые и непростые песни воспринимались публикой если не с энтузиазмом, то с неподдельным интересом. Обстановка мало походила на рок-концерт – сидячий партер, размеры зала и почти полное отсутствие попыток расшевелить зрителей не способствовали этому, хотя легко можно себе представить концерт Procol Harum в каком-нибудь небольшом клубе, где они прозвучали бы не так отстраненно. Но именно эта, почти классическая обстановка вполне соответствовала той музыке, которая звучала со сцены – грустной, но светлой, с медленными, щемящими, неочевидными мелодиями, частыми сменами темпа и ритмических рисунков. Гэри Брукер держал себя непринужденно и часто шутил с публикой, которая, судя по взрывам смеха, в основном была способна понимать английский юмор. А остальные члены группы, среди которых выделялся плотной и правильной игрой басист Мэтт Пегг, сын легенды английского фолк-рока Дэйва Пегга, держались в основном в тени. В середине концерта гитарист Джефф Уайтхорн и клавишник Джош Филипс посолировали во время небольшого джема, выдав почти обязательную для групп из 60-х инструментальную дуэль.

Ближе к концу концерта в паре песен были усилены псевдорусские кабацкие мотивы, что вызвало оживление в зале, а окончание песни Beyond the Pale было сыграно еще раз специально, чтобы предоставить публике возможность громко прокричать «Ой!» в конце. После уже упомянутой A Salty Dog группа очень быстро покинула сцену, но через пару минут вернулась, чтобы исполнить... гимн России! Ошеломленные зрители встали как раз тогда, когда выяснилось, что это было модифицированное специально для России вступление к нетленной A Whiter Shade Of Pale, без которой, конечно, концерт обойтись не мог.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 октября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: