Главная / Газета 1 Сентября 2009 г. 00:00 / Культура

Сплошное шапкозакидательство

Скандального певца Питера Доэрти забросали в Москве головными уборами

АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ

В одном из столичных клубов в конце минувшей недели выступил британский певец Питер Доэрти, известный прежде всего своими наркотическими приключениями и тюремными сроками. Музыкальные достижения артиста на этом фоне немного меркнут, хотя к своим 30 годам Доэрти успел записать пять альбомов: две пластинки в составе группы The Libertines, затем еще пару со своей командой Babyshambles и, наконец, в этом году – сольный диск Grace/Wastelands. Именно эта последняя пластинка и задумывалась как основа первого московского концерта, но все обернулось куда интереснее: Доэрти играл больше двух с половиной часов и спел не поддающееся исчислению количество песен, среди которых были такие неожиданные номера, как Billy Jean Майкла Джексона или Wonderwall группы Oasis.

В России Доэрти поначалу мало напоминал наркомана и зэка.<br>Фото: АНТОН БЕЛИЦКИЙ
В России Доэрти поначалу мало напоминал наркомана и зэка.
Фото: АНТОН БЕЛИЦКИЙ
shadow
Доэрти приехал без группы, с одной лишь акустической гитарой. Вроде бы унылый малобюджетный вариант, но Питер сумел сделать из него своего рода вечеринку для друзей. Похоже, это был тот случай, когда артисту на сцене было не менее интересно, чем слушателям в зале. В итоге менеджерам певца пришлось буквально утаскивать его со сцены.

Сценический образ Доэрти был весьма оригинальным – традиционный костюм-двойка плюс явные следы недавней «культурной программы» – перекинутая через плечо лента с надписью по-русски «Распутник» и связка баранок в руке. Одним из существенных элементов сценического оформления оказался столик, накрытый британским флагом. На столике стояла бутылка водки, бокал пива и еще какие-то менее серьезные жидкости. Сначала это казалось просто эпатажным антуражем: Доэрти время от времени интеллигентно отхлебывал пива между песнями. Но где-то через полчаса после начала концерта он перешел на водку и в ходе выступления осушил большую бутылку полностью. Причем, как многие непросвещенные иностранцы, он не закусывал. Конечно, это не могло не отразиться на его, так сказать, исполнительском мастерстве. Но в целом Доэрти держался молодцом и не особо фальшивил, только под конец стал иногда путать аккорды. Кстати, снимая пиджак и закатывая рукава рубашки, Доэрти с гордостью продемонстрировал аудитории свои руки, прокомментировав: «Никаких следов от уколов».

К досаде зрителей, пришедших в шляпах «а-ля Доэрти», сам герой оказался без своего фирменного головного убора. Этот недочет был быстро исправлен: на сцену полетели шляпы, и Доэрти не преминул воспользоваться подарками. За шляпами последовали другие дары от почитателей таланта: мягкие игрушки, розы, портрет Питера и даже красный кафтан вроде того, в котором Доэрти выступал в составе The Libertines. Вообще, народ был готов всячески подсобить артисту: кинуть зажигалку, когда у того оказалось нечем прикурить, подпеть в песне, когда знаменитости мешала петь сигарета во рту.

Доэрти оказался довольно упитанным, обаятельным, хотя и не слишком разговорчивым. Среди информации, которую он сообщил, общаясь с залом, было и традиционное «моя прабабушка была из России». Кажется, прабабушки решительно всех английских и американских музыкантов были родом из России. «Как по-русски звучит мое имя? – пробормотал Питер. – Наверное, Петров?» К слову, Доэрти уже однажды бывал в нашей стране. В 16-летнем возрасте он выиграл поэтический конкурс и в качестве приза получил возможность съездить на родину Пушкина. «Мне говорили: не надо ехать в Россию, они там все пьяницы», – поведал Доэрти, пошатываясь.

Переломным моментом концерта стало сосредоточенное исполнение Питером мелодии Эннио Морриконе из музыки к «Хорошему, плохому и злому». Доэрти к этому времени играл уже почти полтора часа – музыкант более «строгих правил» вполне мог бы откланяться и пойти отдыхать. Тем более что заветная бутылка была почти пуста, да и менеджеры начали делать красноречивые знаки: мол, пора сворачиваться. Но Доэрти проигнорировал эти намеки и продолжил играть. Это был сильный жест, после которого даже скептики убедились в том, что Питер – «наш человек».

Наконец, когда концерт по продолжительности стал приближаться к масштабам Юрия Шевчука, а выпитая водка окончательно вступила в свои права, менеджеры все же убедили музыканта наступить на горло собственной песне. Широким жестом Доэрти швырнул гитару в народ и под овации, пошатываясь, двинулся на выход.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 сентября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: