Главная / Газета 25 Августа 2009 г. 00:00 / Культура

Гитлер капут-2

Тарантино пересмотрел мировую историю

ВИКТОР МАТИЗЕН

В прокат вышли «Бесславные ублюдки», в которых культовый американский режиссер Квентин Тарантино впервые порезвился на европейской культурно-исторической почве. В фильме хватает цитат, отсылок и клише, способных доставить удовольствие любителям кино, но нет ничего, что могло бы заинтересовать любителей истории.

Знаменитый режиссер разрисовал историю Второй мировой новыми красками.<br>КАДР ИЗ ФИЛЬМА «БЕССЛАВНЫЕ УБЛЮДКИ»
Знаменитый режиссер разрисовал историю Второй мировой новыми красками.
КАДР ИЗ ФИЛЬМА «БЕССЛАВНЫЕ УБЛЮДКИ»
shadow
«Любой режиссер имеет право на создание альтернативной реальности, на выдумку, которая позволяет по-новому увидеть и понять историю», – счел нужным заявить Тарантино, хотя с этим тезисом никто не спорил. И похоже, что желание загодя оправдать себя свидетельствует о робости, ранее ему не свойственной.

В самом деле, сколько-нибудь радикального фантазирования на тему Второй мировой войны в фильме нет: Советский Союз не нападает на мирную фашистскую Германию, нацистский десант не высаживается в устье Темзы, а Шарль де Голль не оказывается тайным союзником Гитлера, да и вообще на экране не появляется.

В сущности, Тарантино позволяет себе лишь две новации. Во-первых, он допускает, что в американской армии могла быть сформирована еврейская террористическая группа под командованием лейтенанта с апачскими корнями (Брэд Питт в этой роли успешно подражает столь же популярному в то время Кларку Гейблу). После заброски в оккупированную немцами Францию группа могла бы обращаться с нацистами так же, как те обращались с евреями. А во-вторых, предполагает, что фашистскую верхушку можно было ликвидировать в 1944 году.

Второе допущение исторически оправдано – к примеру, если бы реальному полковнику Штауфенбергу (которого недавно сыграл Том Круз) удалось взорвать Гитлера, война, скорее всего, была бы закончена именно в 1944 году. Но само по себе это не очень важно – гораздо важнее воображаемые последствия раннего конца войны на геополитической карте мира. Разворачивая их, создатель фильма как раз мог бы «по-новому увидеть историю». Но именно этого Тарантино и не сделал.

Первая же (и главная) предпосылка режиссера, прямо скажем, очень груба. Если бы американцы вели себя, как нацисты, в Америке давно не осталось бы ни одного чернокожего, кроме разве что Майкла Джексона. Поскольку, говоря квазинаучным языком, афроамериканский фенотип, в отличие от иудейского, легко распознается путем визуального исследования лицевой части проверяемого субъекта. «Еврейские мстители» в армии Эйзенхауэра, говорят, были, но занимались они не массовой «охотой на немцев», а индивидуальным отловом или уничтожением нацистских преступников – подобно тому, как делают это сейчас по отношению к арабским террористам. Одну из таких индивидуальных антитеррористических «акций возмездия» показал Стивен Спилберг в своем «Мюнхене», при этом отнюдь не превращая мстителей в рыцарей без страха и упрека. И, зная доверчивость зрителей, на всякий случай стоит заметить, что показательным разбиванием немецких черепов бейсбольными битами, не говоря уже о вырезании свастик на лбах и снятии скальпов, американцы – хоть английского, хоть еврейского, хоть индейского происхождения – не занимались.

Фантазии Тарантино выдают обыкновенное непонимание режиссером реальной истории. Не было среди нацистов «охотников за евреями», подобных одному из главных антигероев фильма, полковнику Гансу Ланда. Были физиологические юдофобы, были идеологические антисемиты, были исполнители акций массового уничтожения. Задействовать квалифицированных детективов для розыска одиночных укрывшихся иудеев нацистам едва ли могло прийти в голову – очень уж это нерационально. Пригрозить расстрелом укрывателям да стимулировать доносительство – вот эффективная мера в тоталитарном стиле. Вездесущий Ланда в отшлифованном исполнении австрийского актера Кристофа Вальтца – типичный киногестаповец, собранный из десятков фильмов и к тому же удвоенный в образе столь же улыбчивого майора Дитера Хеллстрома (Аугуст Диль), разоблачающего «бесславных ублюдков», переодетых немецкими офицерами. И это отменно сыграно, но зачем же из всего ассортимента штампов военного кино пользоваться только одним?

Забавно, что при таком непонимании коренных культурно-политических различий Тарантино старательно обыгрывает различия элементарные: один американец, выдающий себя за немца, «раскалывается» из-за жеста, которым он показывает число кружек пива. Другой, прикинувшийся итальянцем, – из-за неимоверного акцента. Юмор в духе анекдотов про Штирлица, но те покороче. Уж лучше бы появился негр в эсэсовской форме, представляющийся: «Гауптштурмбаннфюрер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк (имя немецкого режиссера, удостоенного «Оскара» за фильм «Жизнь других». – «НИ»). Служу Соединенным Штатам Америки!». В таком духе снят «Гитлер капут!» Мариуса Вайсберга – и ничего, собрал десять миллионов долларов.

Отсутствие мотивации (и сопутствующей харАктерной психологии персонажей) весьма обедняет «европейскую» работу режиссера сравнительно с его же «американскими» работами: имея дело с родной фактурой, Тарантино был куда тоньше в обрисовке типажей. Удивительно еще, что при такой поверхностности и таких просчетах он удерживает саспенс в эпизодах, которые должны вызывать одну только иронию. Персонажи картонные, ситуации надуманные, спрятанные бомбы не тикают – спасает умение подбирать актеров и строить диалоги наподобие ходьбы по минному полю. И за то спасибо.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 августа 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: