Главная / Газета 24 Августа 2009 г. 00:00 / Культура

«Люди, ау!»

Ушел из жизни уникальный актер Семен Фарада

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Вечером 20 августа от сердечно-сосудистой недостаточности в одной из московских больниц в возрасте 75 лет скончался всенародно любимый артист Семен Фарада. Последние девять лет актер тяжко болел, перенес два инсульта, лечился и в России, и за рубежом. Прощание с актером пройдет сегодня в Центральном доме кинематографистов в 11 часов. Похоронят Семена Фараду на Троекуровском кладбище.

Фото: ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА
Фото: ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА
shadow
Сам Семен Фарада о себе говорил так: «Я не профессиональный актер, хоть и проработал более четверти века в театре и кино. И никакой не самородок! Наоборот, в семье не без урода!» Сын военного артиллериста Льва Фердмана, Семен Фердман хотел стать военным. Не пройдя по конкурсу в Бронетанковую академию имени Сталина, в результате выбрал энергомашиностроительный факультет МВТУ имени Баумана. Отслужил четыре года на флоте, семь лет отработал инженером-механиком по котельным установкам в Министерстве энергетики СССР. Однако от судьбы не уйдешь и от своего предназначения не спрячешься. Бравый моряк оказался в составе эстрадной группы Краснознаменного Балтийского флота. Будущий инженер в годы учебы в Бауманке блистал на сцене студенческой самодеятельности, а по окончании стал одним из наиболее деятельных артистов знаменитой эстрадной студии-театра при МГУ «Наш дом», которой руководил Марк Розовский. О приходе студента-баумановца Розовский вспоминал так: «Сразу стало ясно, что это незаурядный талант. Все, что он делал, было смешно. Он показывал нам пантомимы: «Штангист», еще что-то, и мы просто умирали от смеха». На спор Семен Фарада мог так прочесть «Стихи о советском паспорте» Маяковского, что слушатели буквально валились с ног после первых же строчек.

На сцене «Нашего дома» Семен Фарада сыграл целый ряд заметных ролей, среди которых одной из лучших стала роль полковника Лазоревого в спектакле «Вечер русской сатиры». Перепуганное успехом студенческого театра столичное начальство в 1969 году «Наш дом» закрыло, объявив, что его участники стали настоящими мастерами сцены и переросли уровень молодежной студии. И в этом лукавом объяснении доля правды была. Из «Нашего дома» вышла целая плеяда мастеров столичной сцены: Геннадий Хазанов, Александр Филиппенко, Михаил Филиппов, Алла Демидова, Марк Розовский... Юрий Любимов, будучи внимательным зрителем «Нашего дома», сразу после закрытия студии пригласил Фараду в труппу Театра на Таганке. Великий режиссер оценил органическую эксцентрику артиста, его умение создавать запоминающийся образ буквально из нескольких реплик, эстрадную броскость приемов и тайную нежность – неотъемлемое свойство настоящего белого клоуна.

На Таганке Фарада сыграл в «Добром человеке из Сезуана» (второй бог), в «Гамлете» (второй могильщик), в «Мастере и Маргарите» (управдом Босой, буфетчик Соков, конферансье Бенгальский), в «Пяти рассказах Бабеля» (ученик Загурского), в «Обмене» (маклер), в «Самоубийце» (Калабушкин) и других спектаклях. В 1976 году женился на таганковской актрисе Марине Полицеймако.

В кино Семен Фарада дебютировал в 1968 году в комедии «Каникулы в каменном веке» и стал одним из самых востребованных актеров второго плана российского кинематографа, снявшись более чем в ста картинах. «Кино открывало меня долго и мучительно, – констатировал артист. – До настоящего дебюта в фильме «Тот самый Мюнхгаузен» прошло более десятка лет со случайными ролями, а потом меня снимали с лихорадочной быстротой». Именно кино заставило Семена Фердмана сменить фамилию. Директор «Таджикфильма» объяснил, что фамилия «Фердман» не может стоять в титрах таджикских фильмов, и придумал псевдоним – Фарада. «Конечно, обидно было оставлять родную фамилию в тени, но я особо не возмущался – в то время псевдоним Фарада позволял много сниматься. Пришлось сменить фамилию и в паспорте, а также переписать брачное свидетельство и метрики. И, между прочим, я за всю свою жизнь встретил только одного человека с такой же фамилией!» – вспоминал артист.

В фильмах Марка Захарова «Формула любви», «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт», «Убить дракона» острохарактерные комические персонажи Фарады оказывались запоминающимися и необходимыми. Казалось бы, проходные реплики типа «Зачем нам кузнец? Кузнец не нужен!» прочно входили в зрительский обиход. А уж песенка-абракадабра «Уно моменто» и вовсе стала хитом десятилетия. Ни на кого не похожая пластика Фарады, его полный лирического идиотизма взгляд (как-то в одном из своих интервью Семен Фарада признался: «Я иногда, бывает, смотрю на себя из зала и думаю: ну что это за человек такой непутевый на экране!») оказались нужны и Алексею Герману («Мой друг Иван Лапшин»), и Эльдару Рязанову («Гараж»), и Эфраиму Севеле («Попугай, говорящий на идиш»), и многим другим режиссерам.

Семен Фарада однажды сравнил профессии актера и футболиста: «Нужен всем, только пока играешь». Долгие годы тяжелой болезни артиста поддерживали семья, друзья, благодарные зрители, которые не переставали помнить и любить. «Люди, ау!» – взывал его заблудившийся в недрах института чародейства гость из солнечного Юга («Чародеи»), который нашел-таки выход из лабиринта.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 августа 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: