Главная / Газета 13 Августа 2009 г. 00:00 / Культура

Поп открыл окно в Европу

В российском кино возродился жанр жития

ВИКТОР МАТИЗЕН, Выборг

В отличие от докризисных, относительно расслабленных времен, в этом году Выборгский кинофестиваль «Окно в Европу», входящий в число наиболее интересных российских киносмотров, начался в напряженном режиме – гости едва ли не с поезда отправились на конкурсный просмотр. Во вторник, в день открытия, состоялись премьеры трех картин, одна из которых – «Преображение» Владимира Хотиненко – была показана сразу после торжественной церемонии.

Новая роль Сергея Маковецкого стала украшением фестиваля в Выборге.<br>Фото: WWW.OKNO-FILMFEST.RU
Новая роль Сергея Маковецкого стала украшением фестиваля в Выборге.
Фото: WWW.OKNO-FILMFEST.RU
shadow
Первой на зрительский суд (а главным судьей в Выборге считается публика, выставляющая фильмам баллы) была вынесена мелодрама Алексея Карелина «Добрые люди». Сюжет таков: в начале Великой Отечественной войны председатель колхоза обвиняет двух мужиков во вредительстве, за ними приезжает НКВД, но те, предупрежденные сельским милиционером об опасности, бегут на мобилизационный пункт. Один на фронте погибает, другой заводит роман и возвращается домой лишь после смерти любовницы в тот момент, когда его жена, много лет не имевшая от мужа никаких вестей, снова собирается замуж. Этот сюжет мог бы стать или частью деревенского сериала с подробной разработкой всех линий, вроде «Вечного зова», или учебной короткометражкой. А так вышло ни то ни се – затянутый ученический этюд, снятый архаичным киноязыком и неизвестно для кого предназначенный: в кинотеатрах публики для него нет, а пенсионная телеаудитория предпочтет «Добрым людям» доброе старое советское кино.

Далее последовало «Окно для наблюдателя» – дебютная лента Галины Мезенцевой по повести Дмитрия Липскерова о начинающем писателе, который крутит роман с замужней женщиной и на наших глазах сочиняет другой роман, где появляется другой писатель. Три писателя в одном фильме, включая виртуального Липскерова, – явный перебор, не говоря уже об избранном материале. Рефлексия на тему собственного пути в искусстве или в искусство – удел мастеров, которых застиг кризис творчества: Феллини, сделавшего «8 1/2» и вступившего на новый путь, или Педро Альмодовара, тем же способом, но с меньшим успехом попытавшегося преодолеть исчерпанность собственной эстетики. Здесь же – очередной затянутый этюд, снятый в более современной стилистике, но и более пустой.

«Преображение» Хотиненко, которое выйдет в прокат под более массовым, если не попсовым названием «Поп», сделано в жанре киножития святого. Для удобства зрителя фильм разбит на главки типа «Рождество», «Пасха» и так далее, демонстрирующие разные ситуации, в которые попадает протагонист. Герой, правда, выбран не совсем подходящий – со слишком уж неоднозначной для прописи судьбой, но ведь судьбу можно подредактировать, подретушировать или высветить так, чтобы удобные моменты оказались на свету, а неудобные ушли в тень. Так что житийным простодушием в фильме разве что пахнет. Все рассчитано в том числе и в политическом смысле – время-то нынче зыбкое: не туда ступишь, коготок увяз, и пропала птичка. Дело в том, что герой фильма, отец Александр Ионин, оказывается на оккупированной территории меж двух огней – фашистами и коммунистами, и как в этих условиях исполнять свой долг священнослужителя, одному Богу известно. Сознательное или бессознательное лукавство, которое позволяют себе авторы, состоит в том, что село, в котором служит о. Александр, оккупировано как бы непонятно кем – красными, которые в 1940 году захватили Прибалтику, или коричневыми, которые вторглись туда годом позже. Кто тут освободитель и кто закабалитель, кто для героя «свой», а кто «чужой», русские или немцы, фашиствующие христиане или чекиствующие нехристи – темна вода во облацех. Тем паче для священника, в голове которого есть только верующие и неверующие. Эту-то коллизию авторы обходят, как могут, и понятно, почему – чехвостить большевиков нынче дозволено, а вот ставить под сомнение национальный патриотизм – опять нельзя. Поэтому у Хотиненко половина заряженных ружей не стреляет – смазана даже финальная коллизия, в которой немцы требуют от священника служить молебны за победу немецкого оружия. Тот отказывается, но последствия этого отказа остаются за кадром, равно как и последствия других показанных событий. К счастью, при всех неясностях картины, в ней есть неоспоримое достоинство – внутренне сосредоточенная игра Сергея Маковецкого, которому веришь независимо от предлагаемых авторами обстоятельств. Его игре мешает лишь режиссерское педалирование. Так что судьям будущей премиальной гонки, весьма вероятно, придется делать тяжелый выбор лучшей мужской роли года между ролями двух священнослужителей, второго из которых сыграл покойный Олег Янковский в «Царе».

Опубликовано в номере «НИ» от 13 августа 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: