Главная / Газета 7 Июля 2009 г. 00:00 / Культура

Музыкант Диана Арбенина:

«Я решила больше не ходить в кино»

ЕЛЕНА САМОЙЛОВА

Не успела, казалось бы, случиться «31-я весна» Дианы Арбениной, а на носу уже ее 35-й день рождения. Знаковую дату лидер «Ночных снайперов» отметит завтра. К юбилею Диана Сергеевна подошла со спектаклем с собою в главной роли, в постановке Нины Чусовой, который будет сыгран на сцене МХТ имени Чехова. Отыграв в необычном для себя жанре, АРБЕНИНА отправится за океан сводить новый альбом.

shadow
– Когда мы с вами беседовали в прошлый раз, вы были со сломанной ногой, но, несмотря ни на что, продолжали гастролировать. Каково это было, с загипсованной ногой, на костылях?

– Перелеты проходили, конечно, чудовищно. Во-первых, неудобно было ходить на костылях. А во-вторых, в нашей стране ничего не подготовлено и не предусмотрено для нормального обеспечения жизни инвалидов. Я поняла, что у нас их вообще игнорируют. Мне даже не по себе стало от осознания этого. Преодолевать большие расстояния с костылями в наших самолетах невозможно. Единственное место, которое мне понравилось в этом смысле, – аэропорт «Домодедово». Там мне подвезли инвалидную коляску и маршировали со мной по всем таможенным пунктам контроля.

– То есть люди хотя бы входили в ваше положение?

– С людьми-то все нормально, они у нас отзывчивые. Но государственная система в России совершенно не рассчитана, в отличие от любой другой цивилизованной страны мира, на то, что есть инвалиды. Мне, например, сходить в кино было невозможно. Захотела после концерта посмотреть новый фильм. Пришла в кинотеатр, развернулась и ушла. Мало того, что меня все узнают, и я иду на костылях, так еще и сесть по-человечески некуда. Ощущение не из приятных. Или возьмем, к примеру, места отдельного досмотра для ограниченных в движении людей в аэропортах – там пахнет затхлостью, болезнями, эти несчастные люди сидят в длинных очередях. В общем, много неприятного узнала о жизни людей с ограниченными возможностями.

– В прошлом году вы не отмечали юбилей группы, а решили ограничиться выпуском акустического альбома «Канарский» на виниле, который в свое время был записан, но не был издан. Почему на виниле?

– Никакой вычурности в этом не было. Просто у меня возникла эта идея, я позвонила Светке Сургановой и предложила: «Давай выпустим «Канарского» на виниле». Она с радостью согласилась. Видимо, я исходила из раритетности этого альбома и решила – пусть будет пластинка. Альбом, конечно, сразу украли и выложили в сеть. Но! Мне часто приносят наши пиратские диски, а «Канарского» пиратского на виниле никто не принесет. Никто не сможет проделать ту глобальную работу, которую сделали мы. В России претворить это в жизнь было невозможно, поскольку фирма «Мелодия» давно не выпускает винил. Нам пришлось ехать в Германию. Зато теперь есть что дарить друзьям на Новый год – патефоны.

– Почему вы вначале запланировали отметить 15-летие группы, а потом «зажали» празднование?

– Мы не зажали. Просто невозможно было отмечать – все же рассеяны, никто толком друг с другом не общается. Что касается, например, нашего общения с Сургановой: мы с ней очень редко созваниваемся и еще не пришли к тому, чтобы выходить на одну сцену вместе. Мудрости, зрелости пока не хватает для того, чтобы подготовить эту программу. А профанировать 15-летие я не захотела. Я прекрасно понимаю, что собралось бы до фига народу и был бы совершенно пленительный концерт, но надо же в первую очередь публику уважать. Готовиться надо было к этому всем вместе. А если мы не общаемся, то как это сделать? Надо позвать Гогу Копылова (Копылов – один из самых титулованных бас-гитаристов России, играл в «Телевизоре», «Наутилусе Помпилиусе» и «Ночных снайперах». – «НИ»). А возможности не было. Хорошо хоть, что с ним мы в нормальных отношениях – на наши концерты он приходит.

– «Алису» это не смутило. Отметили юбилей группы, не позвав прежних музыкантов.

– Я так не могу. Не считаю, что я вправе выйти на сцену в юбилей только с нынешним составом.

– На сайте вашей группы есть раздел «X-Tra», в котором вы советуете поклонникам, что читать, смотреть, слушать. Он возник по просьбам трудящихся, что называется?

– Да. И нужен он не для того, чтобы рассказывать: «Вы знаете, в этом месяце я прочитала две книги...» Как в анекдоте про одного милиционера, который шел на день рождения к другому и думал, что подарить: «Книгу? Да зачем? Одна у него уже есть». Я стараюсь обновлять этот раздел, когда получается: могу по три месяца ничего не читать, а потом прочитать что-то эдакое и немедленно поделиться открытием. Здорово, что люди присылают свои отклики.

– Кстати, заметила, что музыки в этом разделе меньше всего. Что за последнее время вас зацепило из увиденного, прочитанного, прослушанного?

– Музыки и впрямь немного. На самом деле сейчас я с большим удовольствием слушаю классику. Что касается современных исполнителей, то от них я на время совсем отошла. Из последнего современного, что захотелось послушать-переслушать, были лишь Джей-Джей Йохансон и итальянский тенор Андреа Бочелли. Что касается литературы, то, поскольку я была в Норвегии, то читала норвежских авторов – Ларса Кристенсена, к примеру. Кроме «Полубрата» у него еще есть такая замечательная книга – «Херманн». Но в России она не вышла еще. Когда же ее кто-нибудь переведет? В последнее время зачитывалась «Книгой прощания» Юрия Олеши. Знаете, я ее смаковала и намеренно старалась читать поменьше и помедленнее, чтобы быстро не заканчивалась! Очень любопытный автор Меир Шалев – современный израильский прозаик. С большим удовольствием прочла две его книги. Что до кино, то «Вики Кристина Барселона» Вуди Алена была такой смешной, что у меня чуть голова не оторвалась от смеха. Еще посмотрела фильм о Франсуазе Саган – правда, на французском, с норвежскими субтитрами (улыбается). А что касается кинотеатров, то я решила в них больше не ходить. Мне, кроме всего прочего, надоели запах попкорна и бесконечные разговоры людей по телефону, дурацкие комментарии. Много смотрю дома, например «XXY» режиссера Лусия Пуэнсо, Machuca Андреса Вуда...

– Ваш роман с кино в широком смысле этого слова продолжается? Вы ведь писали музыку для фильмов, и вполне удачно.

– Пока ничего в этом направлении не делаю. И не знаю, что будет дальше, поскольку сейчас все подчинено записи нового альбома. Он уже записан мною и парнями, и в июле я еду сводить его в Америку. В России в этом смысле картина безрадостная – еще не появилось студии, на которой сводили бы так, как мне нравится. По сравнению с Лондоном, где мы работали над «Бонни&Клайдом», по крайней мере. У нового альбома рабочее название «Армия». Выйдет он совершенно точно 9 сентября – 09-го, 09-го, 09-го.

– Насчет музыки все понятно, но как же быть с текстами? Как иностранные звукорежиссеры могут ощутить фонетику русского языка?

– Мне кажется, что во главе угла – мелодика. Я, несмотря на то что изучала иностранные языки, часто вообще не задумываюсь, о чем поют в тех или иных песнях. Если ты начнешь, к примеру, переводить песни ABBA, это же просто бред получится. А какие они при этом мелодисты классные! Не хочу переводить песни и одной из своих любимейших групп, Muse. Я ведь слушаю в первую голову музыку. И звукорежиссеры, мне кажется, тоже должны слушать и слышать музыку.

– Вы будете играть в театральной постановке?

– «Мотофозо» – это именно спектакль. Настоящий театр, современный, авангардный в какой-то степени. Спектакль, к которому я написала сценарий и в котором играю главную роль.

– Это альтернатива вашего традиционного концерта в день рождения? Неужели 35-летний юбилей спровоцировал смену «формата» в этот день?

– В каком-то смысле. С одной стороны, никаких итогов в этот день и год я не подвожу, чувствуя себя полной сил, надежд и энергии. Но, с другой стороны, по сути, 35 лет – это такой первый и последний молодой юбилей, 40 лет ведь не отмечают, а 50 – уже совсем другая история. Совпала эта дата с тем, что в какой-то момент я задумалась о себе самой – не той, что видна многим людям, и не той, что бывает на экранах. А той, что внутри. Совпадает ли она с внешней Дианой Арбениной? О чем думает, чего хочет? Захотелось поговорить с самой собой и дать возможность людям увидеть именно ту Диану, что сидит глубоко внутри. Вот так родилась идея «Мотофозо» – спектакля, в котором будут и песни, причем много, но главное – будет и драматическая часть.

– Нину Чусову нашли сами или содружество с режиссером сложилось спонтанно? Приобрели ли новый опыт в процессе работы над театральной постановкой?

– Заочно я познакомилась с Ниной, посмотрев ее антрепризный спектакль «Переполох в голубятне». Получила массу впечатлений от гротеска, юмора и фарса. Уже тогда мне показалось, что мы с этим режиссером мыслим в одном направлении. А спустя год я была очень рада, когда человек, творчество которого мне очень нравится, познакомил меня с Ниной. И именно в тот момент, когда потребовалось поставить спектакль. Я написала сценарий, она – скелет будущей постановки, и начались репетиции. Несмотря на то что это абсолютно новая для меня ипостась, я уже сейчас могу сказать, что такие режиссеры, как Нина Чусова, способны, действуя тонко и исподволь, незаметно вытаскивать, что называется, актера из любого. Она бескорыстно отдает то, что знает и умеет, а ты это с благодарностью принимаешь и растешь сам. Не буду сейчас предвосхищать события, боюсь сглазить. Более подробно смогу сказать после премьеры спектакля.

– Еще одно новшество – журнал. Продажа музыкантами сопутствующей атрибутики – не новость даже для российской рок-сцены. Но если майками, значками, плакатами, стаканами и прочей сувенирной продукцией никого не удивишь, то журнал – это что-то новенькое. Как появилась у группы идея издавать собственный «печатный орган» под названием «Гаврош»?

– О, идеей «Гавроша» я загорелось очень сильно и буквально болею ей. Первый номер уже вышел, с гордостью на него смотрю. Нам показалось классным выпускать собственный «настоящий» журнал, причем, конечно же, не электронный, а печатный – так, чтобы ощутить его в руках, понюхать бумагу, пошелестеть страницами. Весь наш коллектив эту идею очень хорошо принял, и началась работа. Журнал этот, в первую очередь, разумеется, для тех, кому интересна группа «Ночные снайперы», – внутренняя наша жизнь, а главное – мысли тех, кто в «Снайперах» находится. Мы же все будем писать в «Гаврош»: кто обзоры, кто рассказы, кто что. После выхода «Армии» начнем готовить второй номер.

– Вашу песню в телепроекте «Ты – суперстар» пела Таня Буланова, под ваши песни исполняют свои показательные номера фигуристы, вы участвовали в шоу «Две звезды», к вам на концерты приходила Алла Пугачева. Не приходилось ли в связи с этим слышать от окружающих в свой адрес обвинения в конформизме?

– Ни от кого не слышала. Наверное, мне стоит залезть в Интернет – почитать гадости про себя. Но я лично вышеперечисленные события бы в один ряд не поставила. Что касается Тани Булановой, меня спросили разрешения спеть песню, и, разумеется, я его дала. Я не считаю, что это конформизм и я как-то себе противоречу в этом. Существую я совершенно спокойно в этом. Вот, например, в «Двух звездах» мне удалось спеть хорошо – для самой себя – совершенно чужие песни. И понравилось, что это было тяжело, – надо ведь было все через себя пропускать. Что касается Аллы Борисовны, то я получила громадное удовольствие, общаясь с ней. Считаю, что все равно у нас эпоха Пугачевой. Не хочу никого обижать, но ни одна из наших певиц к ней не приблизится. Пугачева – номер один, и пахотой своей, и творческим потенциалом она это доказала. Может быть, со стороны это покажется перебеганием из лагеря в лагерь, но я думаю, что война давно закончилась и жанровых лагерей давно не существует. Другое дело, что есть предатели, причем и там и там.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: