Главная / Газета 26 Мая 2009 г. 00:00 / Культура

Ректор Санкт-Петербургской театральной академии Лев Сундстрем:

«С ГИТИСом поступили чудовищно и оскорбительно»

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Нижний Новгород

В Нижнем Новгороде прошел Приволжский театральный форум, организованный Союзом театральных деятелей России. Речь шла прежде всего о том, как существовать и выживать российскому театру в условиях кризиса. Этой теме были посвящены встречи ректора Санкт-Петербургской Академии театрального искусства (СПбГАТИ) Льва СУНДСТРЕМА с участниками форума и его беседа с корреспондентом «Новых Известий».

shadow
– В кризисные времена сокращается меценатская деятельность богатых людей. Но и государство, как правило, начинает сокращать вложения в недоходные сферы, и прежде всего в сферу искусства…

– Эта проблема существует во всем мире. Во всех странах мира избранные народом депутаты в тяжелую пору поднимают вопросы о финансовых вложениях в сферу культуры и искусства… Скажем, об оперном искусстве. Почему мы должны так много тратить на содержание оперных театров, которые посещают, дай Бог, 0,3 процента населения? (Я боюсь немного спутать цифры, но кажется в среднем по миру они именно такие.) Возникает такое популистское лоббирование сокращений вложений в искусство, которое якобы «далеко от народа». В нашей стране в театр ходят 7 процентов взрослого населения (и это в лучшем случае). Как оценивать результативность искусства? Это же посчитать невозможно. Несколько лет назад я был очевидцем весьма примечательного высказывания нашего тогдашнего президента. Раз в два года проходят съезды ректоров российских вузов. Как правило, на них приезжает президент страны. Он, по обычаю, открывает съезд, потом идут выступления ректоров головных вузов. Потом президент отвечает на записки собравшихся. И вот на съезде, который мне запомнился, Владимир Владимирович Путин прочитал записку следующего содержания: «Я – физик, занимающийся фундаментальной наукой...» А что такое фундаментальная физика, вы понимаете – это такие частицы, которые никто и никогда в глаза не видел. Сколько они реально стоят, будет понятно лет через сто. Вспомним, открытие радиации (из которой возникли и атомные бомбы, и атомные электростанции). Что дадут сегодняшние занятия фундаментальщиков – дай Бог, наши дети увидят! И вот записка: «Я занимаюсь фундаментальной физикой, а с нас требуют, чтобы мы определили эффективность нашей работы для народного хозяйства…» И была неожиданная реакция Владимира Владимировича. Он развел руками и сказал буквально следующее: «Что можно требовать с фундаментальной науки? Фундаментальная наука – это все равно, что искусство...» Президент Российской Федерации понимает, что искусство – особая сфера. И ждать от него прибыли в рублях, копейках, долларах нельзя. А вот чиновники это понимают весьма редко. И у нас театры ставят в разряд сферы услуг. В одном из регионов мне показывали примечательный документ: местный театр хотят обязать раз в сезон проводить социологические опросы зрителей на предмет, довольны ли они «услугами»? И на основании этих опросов оценивать деятельность коллектива…

– А как сейчас обстоит дело с трудоустройством ваших выпускников? Я знаю, что по театрам разосланы инструкции, строго запрещающие прием новых лиц…

– Каждое первое число каждого месяца, начиная с февраля этого года, я, согласно новым директивам, как ректор института, заполняю специальную форму, в которой расписываю, сколько у нас учится на выпускном курсе студентов. Сколько процентов прогнозируется трудоустроить. Сколько человек пойдет в армию. И каков прогнозируемый процент безработных. И это довольно серьезный вопрос. Скажем, в этом году у нас выпускает курс Семен Спивак, художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке. Восемь лет назад он предыдущий курс практически в полном составе взял к себе в театр с дипломным спектаклем «Крики из Одессы», который, кстати, до сих пор стоит в афише его театра. В этом году в связи с новыми директивами он никого из выпускников сам трудоустроить не может. Две с половиной недели назад мы встретились на одном мероприятии с нашим вице-губернатором, который курирует вопросы культуры. Я рассказал ему о положении курса Спивака. Начался конструктивный разговор. Меня спросили: «Что вы предлагаете в данной ситуации?» Я предложил заключить договор с Театром на Фонтанке, и на три года взять на минимальную актерскую ставку его выпускников, оформив их как молодежную студию при театре. Тогда вице-губернатор поинтересовался: если мы поможем Спиваку, то не обидятся ли другие выпускные курсы? Я объяснил, что кроме Спивака у нас в этом году выпускаются ребята, специально обучавшиеся для частного театра. Что уже с третьего курса они ездили с гастролями по стране, и я совершенно уверен, что вне зависимости, где у них будет лежать трудовая книжка (и будет ли она вообще где-то лежать), эти ребята не пропадут, и в специальном трудоустройстве они не нуждаются. «Раз так, – сказали мне, – пусть Спивак подготовит соответствующие документы, а мы пойдем навстречу». То есть восемь лет назад Семен Спивак сам мог решить своей властью проблемы со своими учениками. Сегодня в изменившихся условиях кризиса, когда штаты сокращают, приходится работать с властями.

– Прекрасно, что у вас и у Семена Спивака есть возможность общаться с властями, готовыми прийти на помощь. Как мне кажется, в нашей стране это скорее исключение, чем правило. Множество чиновников никогда и сами не ходят в театр, и совершенно не считают нужным ему помогать…

– На предыдущем форуме СТД ко мне подошел театральный деятель – не буду называть область – и пожаловался, что к ним назначили нового губернатора. Он просто никогда не был в театре, он – человек сельского хозяйства, поэтому специфика театра, его требования – темный лес. И что скажешь? С мэрами еще хуже. Деятельность мэра оценивается по параметрам, в которых слово «культура» даже не употребляется. И СТД прилагает титанические усилия, чтобы переломить ситуацию.

– Пока все зависит от личных контактов театров с местными властями…

– Практика не новая. Так было и в советское время. Существовало даже предание о том, почему наши театры так плохо финансировались. Это было, как рассказывают, связано с тем, что министр Василий Гарбузов сам театр не слишком любил и никогда не посещал. А вот супруга министра несколько раз выбралась на театральные премьеры и, посмотрев два или три спектакля, решительно заявила, что на это смотреть невозможно… Заметьте, что байка достаточно характерная для разных времен… И строить иллюзию, что что-то изменилось, не стоит.

– Пока в Нижнем Новгороде заседал Театральный форум, в Москве раскручивался детективный сюжет вокруг смены руководства РАТИ (ГИТИСа). Как бы вы прокомментировали данную ситуацию?

– На расстоянии трудно судить, что в реальности произошло. По положению, государственные чиновники, достигшие 65 лет, должны уходить на пенсию. Это правило распространяется и на ректоров вузов. Так что юридически Министерство культуры действовало правомерно. Другой вопрос, что в чудовищной и оскорбительной форме это было сделано. Как мне кажется, сейчас коллективу ГИТИСа надо найти кандидатуру приемлемую для обеих сторон: это должен быть уважаемый человек в институте, но при этом он должен обладать определенными менеджерскими способностями, без которых в сегодняшней ситуации руководить театральным вузом практически невозможно.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 мая 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: