Главная / Газета 30 Апреля 2009 г. 00:00 / Культура

Полный превед

Чиновники и филологи ищут способ защиты русского языка от интернет-сленга

ВИКТОР БОРЗЕНКО

По данным Министерства образования и науки, в последние годы в школьных сочинениях увеличилось количество ошибок, связанных с употреблением интернет-сленга. Всевозможные «исчо», «превед», «чёнить» и «какнить», а также смайлики и сокращения вроде LOL (посмеемся от души) учителя все чаще вылавливают в письменных работах российских учеников.

Фото: АР
Фото: АР
shadow
С другой стороны, интернет-сленг внедряется и в деловую переписку. Дело дошло до того, что, к примеру, генеральный директор одной из нефтяных компаний разработал для своих сотрудников систему штрафов после того, как обнаружил в исходящем письме фразу «Заказчег обязуется». О том, что русский язык нужно защищать от «виртуального словесного мусора», деятели культуры заявляли не раз. Теперь проблема обсуждается на государственном уровне.

Слова на вес золота

В настоящее время депутаты Госдумы готовят пакет документов для принятия закона, регулирующего все сферы Интернета, в том числе и язык, на котором общаются россияне в Сети. Об этом сообщила «Новым Известиям» заместитель председателя комиссии при Общественной палате по сохранению культурного наследия Елена Зелинская. «Мы постараемся помочь депутатам, возьмем на экспертизу этот закон, чтобы он мог изменить ситуацию к лучшему, – сказала г-жа Зелинская корреспонденту «НИ». Гриффины смотреть – В Интернете очень много хорошего, это фактически мировой разум. Но есть вещи, которые пагубно отражаются на подрастающем поколении. Ребенок ведь не может отличить грамотное от неграмотного. Как тут быть? Отрывать руки тем, кто пользуется сленгом? Или языки вырывать? Нет, конечно. Проблему решить можно только просвещением. Например, мы предлагаем целую серию мероприятий, повышающих грамотность. Прежде всего, нужно запретить анонимность в Сети: снизить количество сайтов, где люди выступают под никнеймами (псевдонимами. – «НИ») вместо своих реальных имен. И когда пользователи перестанут прикрываться масками, отношение к печатному слову повысится, поскольку каждый знает, что делать ошибки – это несолидно».

Более радикальный метод по борьбе с интернет-сленгом и нецензурными выражениями в Сети предлагал пару лет назад бывший министр культуры актер Николай Губенко. На заседании в Мосгордуме он предложил считать хулиганами граждан, не только грубо выражающихся на улице, но и «неоправданно использующих жаргонные слова и сленговые выражения», в том числе и в Интернете. По мысли г-на Губенко, нарушитель должен быть оштрафован в размере на 500–1000 рублей или арестован на 15 суток. Правда, коллеги экс-министра культуры не согласились с ним, поскольку трудно определить, когда сленг используется оправданно, а когда нет. И наконец, кому платить штраф, если написал в Интернете фразу «Аффтар жжот», сопроводив ее крепкими словами?

«За последние десять лет я уже несколько раз слышала, что за сленг хотят привлекать к ответственности, – сказала «Новым Известиям» учительница русского языка и литературы Анна Журавлева. – С такой инициативой выступали и специалисты Министерства образования, и депутаты Мосгордумы, и видные филологи. Однако дальше предложений дело не идет. Лично я считаю, что сленг, который под влиянием Интернета попадает в школьные сочинения, нужно пресекать. Но, видимо, в нашей стране такие карательные меры никогда не приживутся».

Между тем в Латвии, где с недавних пор введен Закон о государственном языке, пользователей Интернета стали штрафовать за неграмотную речь. Первым нарушителем оказался директор туристической компании, который опубликовал на сайте объявление с ошибками. Ему был выписан штраф. Но поскольку это был первый случай, штраф заменили предупреждением. Вскоре появились следующие нарушители, которые были оштрафованы на суммы от 25 до 100 латов. Как утверждают эксперты, использование сленга на официальных латвийских сайтах уже заметно снизилось.

«Пора избавиться от идола орфографии…»

Сегодня редкий российский блоггер или создатель собственного сайта обходится без интернет-сленга. Например, один из блоггеров – опытный водитель, выступающий в «Живом журнале» под ником «Мерсавец», использует такие фразы: «Ниасилил управление»; «Аффтар жог по Ленинскому проспекту со скоростью свыше 180 кмч»; «Животное в состоянии алкогольного опьянения ехало в Бабруйск, жгло более 130 кмч и ниасилило управление, в результате чего убило себя ап стену»; «Количество пострадавших: +1» и так далее.

Фото: AP
shadow Впрочем, по мнению независимых экспертов, подобный сленг не очень опасен. В частности, в этом убеждена автор книги «Говорим по-русски» и ведущая одноименной передачи на «Эхе Москвы» Марина Королева. «Если имеются в виду словечки вроде «превед», «красавчег», «аффтар», то это совсем не опасно, – поясняет она «НИ». – Во-первых, это охватывает очень небольшую аудиторию. Во-вторых, это языковая игра, в которой участвуют скорее взрослые, чем подростки. Если случайно ребенок увидит слово «красавчег», конечно, это представляет какую-то угрозу его грамотности, но не глобальную. Гораздо более опасной является тотальная неграмотность в Интернете, которую никто не контролирует. Потому что вся переписка в Сети, все чаты, все переговоры ведутся без соблюдения орфографии и пунктуации». На вопрос, есть ли выход из этой ситуации, г-жа Королева отвечает: «Боюсь, что никаких рычагов воздействия нет. И это пугает, поскольку неграмотность входит в подсознание. Даже, простите, у меня возникают ситуации, когда я начинаю сомневаться в написании просто потому, что я слишком много времени провожу в блогах. Например, я всегда точно знала, что оборот ни при чем пишется через «и». Но в последнее время я стала серьезно сомневаться в написании и несколько раз заглядывала в словарь. Потому что меня сбивает, когда часто видишь эту же фразу, написанную по-другому. Что же тогда происходит с человеком, у которого нет устоявшихся орфографических рамок?»

Между тем на Западе, где блогосфера появилась значительно раньше, чем в России, не считают, что интернет-сленг и тотальная безграмотность наносят языку урон. Напротив, в защиту интернетовского новояза выступает все больше лингвистов. Британский профессор фонетики, президент Орфографического общества Джон Уэллс на праздничном обеде в честь столетия этого самого общества заявил, что сокращения, употребляемые в Интернете, можно использовать и более широко – например, при наборе sms. Он сказал, что «e-mail, sms, чат в Интернете показывают путь вперед для английского языка. Давайте позволим людям писать логически. Теперь мы живем в эпоху, когда нам пора избавиться от идола орфографии».

Впрочем, российские коллеги британского ученого настороженно отнеслись к такому заявлению. Многие из них считают, что развитие языка нужно по-прежнему подпитывать классической литературой, а не вольными экспериментами с новыми словечками, засоряющими Интернет.


Пользуетесь ли вы интернет-сленгом?
Дмитрий ДИБРОВ, телеведущий:
– Конечно, я пользуюсь интернет-сленгом. И конечно, он влияет на русский язык. А вот в какую сторону: хорошую или плохую – все зависит от говорящего. От самого Интернета мало что зависит, только от его пользователя. Надо сказать, что русский язык можно испортить и старославянским словом, если оно употреблено бездумно, не творчески и портит смысл высказывания. А если интернет-выражение делает смысл высказывания интересным, ясным и сочным, то в общем-то оно к месту. Любая форма безграмотности мне отвратительна. Я люблю, когда русский человек говорит на других языках, но не искажает слова.
Диана АРБЕНИНА, певица:
– Нет, почти не пользуюсь. На фоне тотальной безграмотности интернет-сленг, безусловно, опасен. Подобные вольности могут позволить себе только образованные люди, коих в интернет-помойке не так много.
Игорь ИРТЕНЬЕВ, поэт:
– Я подобным сленгом не пользуюсь в силу своего возраста, хотя пользуюсь Интернетом. Какие-то вещи пришли в русский язык через Интернет, и им нет у нас аналогов. Поэтому новые внедрения в язык, конечно, неизбежны. А испортить русский язык, думаю, уже ничего не может.
Владимир ВОЙНОВИЧ, писатель:
– Безусловно, это явление вредит русскому языку. И уже очевидно, что не приносит пользу. Только хочу подчеркнуть, что я вообще сторонник Интернета и активный его пользователь. Но, к сожалению, все, что приходит к нам хорошего, обязательно тянет за собой и дурное. И интернет-сленг, тотальная безграмотность тому подтверждение. Из-за анонимности, принятой в Сети, существует жуткая развязность в общении людей. Бороться с этим, думаю, никак не получится. Хотя некоторые сайты сейчас цензурируют такой язык, я это полностью поддерживаю: извольте писать грамотно, если умеете, конечно. Ведь, если человек делает ошибки по своей безграмотности, его можно простить, но специально искажать язык нельзя. Надо как-то поощрять людей, чтобы они использовали нормальные грамматические формы, не употребляли нецензурную брань и обращались друг к другу вежливо.
Опрос провела Дарья КЛЮЖЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 30 апреля 2009 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: