Главная / Газета 8 Апреля 2009 г. 00:00 / Культура

Парад грехов

Провокации польского режиссера Кристиана Люпы становятся классикой

ОЛЬГА ЕГОШИНА, Вроцлав

В этом году церемония вручения самой престижной театральной награды мира «Европа – театру» сопровождалась рядом скандалов, из которых самым осмысленным стало пикетирование входа группой польских «зеленых». Они протестовали против вручения премии «Новая реальность» (приз рангом чуть ниже) испанскому режиссеру Родриго Гарсиа, в чьих постановках на сцене мучают животных (подробно «Новые Известия» писали о действе Гарсиа в понедельник). Насколько и кто из лауреатов «Новой реальности» этого года ее заслуживает – вопрос отдельный. Но в ком никто не сомневался, так это в обладателе главного приза – польском мэтре Кристиане Люпе, чьи постановки стали главным событием вроцлавского фестиваля «Премия «Европа – театру».

В этом году Кристиан Люпа – самый известный театральный деятель Польши и учитель нескольких поколений польских режиссеров представил во Вроцлаве три своих постановки: давних «Президентш» по скандальной пьесе Вернера Шваба, последнюю премьеру в Старом театре Кракова «Фабрика 2» и открытую репетицию готовящегося спектакля «Персоны». Пьеса «Президентши» Вернера Шваба не ставилась в Австрии при жизни автора, а, появившись на сцене Театра Польского во Вроцлаве, породила бурю на страницах печати. Негодование вызвал контекст, в котором склонялось имя Папы Иоанна Павла II. В постановке Люпы одна из трех обездоленных героинь, принадлежащих к малоимущим слоям населения, делится с подружками воспоминаниями об ухаживавшем за ней мужчине Кароле Войтыле, ставшем потом Папой Римским, и своими сексуальными фантазиями по его поводу. Недопустимая фамильярность в обращении с помазанником Божьим усугублялась и финалом, в котором являлась Дева Мария с ореолом из светящихся лампочек и грустно смотрела на тело одной из соседок, зарезанной ее сотоварками в пьяном угаре и приступе безумия.

Люпа, как мало кто, умеет дразнить и провоцировать свою публику. Его «Фабрика 2» начинается с демонстрации фильма Энди Уорхола, где камера в течение двадцати минут фиксирует малейшие изменения лица мужчины в то время, когда ему делают минет. Актеры на сцене сидят, уставившись на гигантский экран (а заодно и на зрительный зал), а потом комментируют увиденное.

Восьмичасовую «Фабрику 2» Кристиана Люпы можно назвать попыткой создания современного эпоса на тему «гибели богов». Последовательно и бесстрашно польский мастер фиксирует стадии разложения общества, любующегося своими пороками и стремящегося превратить каждое мгновение жизни в эстетический факт. На сцене парад трансвеститов, лесбиянок, гомосексуалистов, наркоманов, алкоголиков, шарлатанов всех мастей – компания, чьим божком становится юный бисексуал, соблазняющий мужчин и женщин, предлагающийся и провоцирующий. Разлегшись на авансцене, он беззаботно играет своими гениталиями, рассуждая о человеческом теле и границах собственного «я» (на гигантском экране все его манипуляции воспроизведены с гиперреалистической подробностью). Кристиан Люпа выводит на сцену целый парад грехов человеческих: от гордыни и себялюбия до промискуитета и богохульства (один из персонажей высказывает свое желание стать Папой Римским сексуальных меньшинств, преступников и негодяев).

Прекрасные актеры Старого театра играют с той мерой таланта и отваги, когда любая режиссерская экстраваганца смотрится оправданной и необходимой. Каждый из исполнителей заслуживает самых теплых слов, но отдельной строкой идет постоянный актер и соавтор Кристиана Люпы Петр Скиба, исполняющий центральную роль Энди Уорхола. Предмет любви и поклонения, домогательств и ревности, страстей и негодований, этот персонаж сочетает порочность опытного вуайериста с интересом наблюдающего за резвостями окружающих и невинного ребенка, не ведающего, что такое грех. Он увлеченно снимает на камеру драки и сексуальные опыты, откровения и непристойные позы, смущенно убегает от слишком настойчивых приставаний и беззаботно рисует свои картинки, слушая монолог приятельницы по телефону. Выйдя в антракте из зрительного зала, вы обнаруживаете, что виденная на экране актриса сидит в специально сооруженной пластиковой коробке-комнате, продолжая только что слышанный монолог. Вы снова осознаете, что в спектакле Люпы все рождается «здесь и сейчас», и экранные технологии отнюдь не упраздняют живое дыхание человеческого присутствия.

Мастерски сделанный спектакль заканчивается торжественным финальным возложением цветочков к муляжу застреленного художника: Энди Уорхол мертв, но его персонажи живы. «Фабрика» прекратила свое существование, но ее флюиды дрожат в окружающем воздухе.

Принципы и приемы, найденные в «Фабрике 2», Кристиан Люпа развивает в своей новой постановке «Персоны», чьи показанные предварительные эскизы многое обещают, а премьера должна состояться осенью.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: