Главная / Газета 6 Апреля 2009 г. 00:00 / Культура

Мечта солнечной певицы

Группа Boney M решилась в Москве на музыкальные эксперименты

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Одна из немногих официально разрешенных в Советском Союзе групп – Boney M – отметила в концертном зале «Россия» 30-летие своего появления в нашей стране. Вокалистка Лиз Митчелл – единственная из четверки, кто остался в составе «лицензионных» Boney M, показала себя настоящей шоувумен. Коллектив, разросшийся до 12 человек, продемонстрировал, что атмосфера бесконечного солнечного праздника на сцене и в зале для них гораздо важнее музыкальной точности исполнения и качества звука. Впрочем, Лиз Митчелл нашла в России музыкантов, с помощью которых впервые, спустя 33 года после начала карьеры, осуществила музыкальную мечту своей юности, – спела джаз.

Хиты Boney M Лиз Митчелл предпочитает исполнять в окружении поклонников.<br>Фото: КУШНИР ПРОДАКШН
Хиты Boney M Лиз Митчелл предпочитает исполнять в окружении поклонников.
Фото: КУШНИР ПРОДАКШН
shadow
Золотой состав Boney M прекратил свое существование еще в конце 80-х. Участники группы – выходцы с Карибских островов – после «развода» не слишком были озадачены вопросом соблюдения авторских прав, и в итоге на сегодняшний день по миру колесят три разных состава Boney M. Лишь Марсия Барретт не претендует на всемирно известную марку и выступает как сольная исполнительница. Однако продюсер коллектива и обладатель прав на бренд Boney M Фрэнк Фариан признает только один состав – с Лиз Митчелл.

Когда музыканты Лиз вышли на сцену, впору было схватиться за голову. Одному из саксофонистов на вид было лет 85, и показалось, что концерт превратится в тягучий вечер встречи с ветеранами сцены. Однако Митчелл, одетая в яркое желтое платье, сверкнув очаровательной улыбкой, сразу взяла зал за жабры. Начала она а капелла, заставив публику аккомпанировать аплодисментами. А дальше шлягеры хлынули без остановок мощным потоком – Sunny, Daddy Cool, Plantation Boy, Ma Baker, Take the Heat off Me... Лиз сразу же продемонстрировала полнейшее отсутствие признаков звездной болезни, спустилась в зал и окунулась в обожание бывших советских граждан. Одна дама с первого ряда пустилась с ней в пляс, целовала в щечку, а поскольку вокалистка позволяла и даже поощряла любую раскрепощенность, дама, не зная, что придумать еще, стала в танцевальном порыве хватать себя за грудь.

Периодически Митчелл давала слово народу, и народ с воодушевлением, хотя и с отсутствующим слухом, запевал: «Sunny! Yesterday My Life!..» Когда микрофон снова оказывался у Лиз, она от души и как-то очень по-доброму хохотала на весь зал, потому что, наверное, слушать это в исполнении поклонников намного интереснее, чем в пятитысячный раз петь самой. Примерно так же относились к концерту и ее музыканты – во всяком случае, ритм-секция не раз играла вразнобой, да и вообще уровень сыгранности и слаженности вряд ли мог порадовать хоть сколько-нибудь искушенного в музыке человека. Складывалось ощущение, что Boney M выступает вообще без репетиций. Однако Лиз Митчелл делала ставку на атмосферу. «Хлопайте в ладоши и стучите ногами! Потому что я – энергия! И я люблю вас!» – кричала она, извиняясь, что не знает русского, и жестами показывая, какое именно место надо оторвать от стула.

Мужские вокальные партии, которые без запинки споет любой россиянин старше 40 лет (а заодно в мельчайших подробностях расскажет, как выглядела обложка альбома с конкретной песней), на пару с Лиз исполнял молодой темнокожий парень, с виду сильно смахивающий на голландского футболиста Франка Райкарда времен расцвета его карьеры. «Франк Райкард» оказался не только хорошим бэк-вокалистом, но и неплохим актером, владеющим искусством современного танца, а также акробатом и вообще тем типом, которых обычно принято называть MC (эм-си). Короче говоря, он по-всякому развлекал публику – то выполняя гимнастические кульбиты на сцене, то играя мышцами, то вскакивая на бархатные стульчики первого ряда, то приглашая какую-нибудь зрительницу на танец. К концу шоу он умудрился кому-то из девушек всунуть свой телефончик и прямо со сцены подмигивал: мол, позвони. Демократично-расслабленная обстановка, в которой никто не заморачивается всяческими статусами и не боится прослыть любительской самодеятельностью, позволяла ему просто устраивать праздник там, где это еще не удалось неутомимой Митчелл. Причем праздник в том числе для себя самого.

В немалой степени обстановке приятного пофигизма на сцене способствует Томас Пембертон – муж и менеджер Лиз Митчелл. Этот долговязый улыбающийся и довольно молодой человек периодически сам выходит на сцену (хотя нельзя сказать, что ему на роду написано быть артистом) и объясняет публике какие-то вещи так, как если бы он болтал с парой своих друзей за кружкой пива в ямайском баре. В середине концерта он вышел, чтобы напомнить, что Boney M – первая западная группа, выступившая в Советском Союзе. А раз так, то на семейном совете они решили, что именно в Москве Лиз Митчелл сможет впервые в жизни воплотить мечту своей юности – спеть несколько джазовых композиций. Аккомпанировать артистке вызвалась российская симфо-джаз-группа братьев Ивановых. И с ней Лиз совершенно преобразилась. Несколько красивейших композиций под аккомпанемент арфы и рояля с прозрачной крышкой она спела безукоризненно. Это был не совсем обычный джаз, немного упрощенный, релаксирующий, напоминающий лаунж и ассоциирующийся с расслабленным полуденным маревом на песчаном океанском берегу где-нибудь километрах в ста от города Кингстона. Митчелл поведала, что легендарный «бони-эмовский» хит Sunny изначально был написан именно как джазовая песня, и исполнила его в этой версии, пригласив одного из москвичей на небольшой медленный танец. В том же стиле «джазового ремикса» была исполнена и Love for Sale.

После лирического сета-сюрприза Лиз объявила «продолжение вечеринки», настоятельно требуя, чтобы публика станцевала для нее. Rivers of Babylon, Rasputin, Bahama Mama снова понеслись на одном дыхании. Размениваться на менее известные композиции Boney M Митчелл решительно не хотела, предпочитая им классическую песню ямайца Боба Марли No Woman No Cry или же не менее классическую «битловскую» Let It Be. Венчали концертное выступление неуклюжие, но крайне милые танцевальные движения долговязого мужа-менеджера, который снова вышел на сцену, просто чтобы помахать публике рукой.

Ансамбль Boney M, который был в СССР иконой «мелодий и ритмов зарубежной эстрады» и ассоциировался с далекими и недоступными морями-океанами, теперь превратился в приятную, такую близкую и родную команду-праздник, с которой можно запросто спеть и потанцевать. На сцене, в зале и вообще где угодно. Недаром Boney M так часто заказывают у нас на корпоративах. Их российским менеджерам, если таковые имеются, несказанно повезло. Их клиенты – это бесконечный holiday.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: