Главная / Газета 3 Апреля 2009 г. 00:00 / Культура

Актриса Юлия Высоцкая:

«В Англии цены на продукты упали, а у нас растут»

ЮРИЙ ТИМОФЕЕВ

Юлия Высоцкая – актриса, жена режиссера Андрея Кончаловского, телеведущая передачи «Едим дома» и признанный кулинарный эксперт – недавно дебютировала в роли шеф-повара, придумав меню для одного из московских ресторанов. Сейчас она проводит в питейном заведении несколько дней в неделю, но вскоре вернется к актерскому творчеству. В это же время ее муж начинает в Театре имени Моссовета репетиции спектакля «Дядя Ваня» по пьесе Антона Чехова, в котором Высоцкая сыграет роль Сони. Накануне непростого репетиционного процесса Юлия ВЫСОЦКАЯ ответила на вопросы корреспондента «Новых Известий».

shadow
– Юлия, в последнее время вы заметно изменились: постригли волосы, стали носить очки. Как относится к этим переменам Кончаловский?

– Ему нравится, что я постриглась, к лету я собираюсь постричься еще короче. А очки я ношу давно, просто не надеваю их на экране.

– Похож ли образ, который вы создаете в передаче «Едим дома», на ваше обычное поведение? Дома вы готовите так же быстро, как на экране?

– Я люблю все делать быстро, меня раздражает медлительность, но дома я готовлю не в таком темпе, как на телевидении. Таковы условия игры: на каждую передачу «Едим дома» отводится всего 20 минут с небольшим, в этот формат нужно уложиться. Дома я обычно готовлю в одиночестве, включаю музыку и не люблю, если меня отвлекают вопросами о том, что я делаю. Так что Юля из передачи «Едим дома» – это для меня скорее роль, а камера и мои объяснения – предлагаемые обстоятельства. Я стараюсь играть ее заразительно, чтобы передача получилась интересной.

– Может быть, лучше сыграть настоящую роль в театре или в кино? Заняться продюсерской деятельностью, как это делают многие голливудские актрисы, самой найти режиссера и деньги на какой-нибудь проект?

– Я не хочу заниматься организацией творческого процесса, становиться лидером или доказывать, что могу все сделать сама. В театре, в кино и вообще в творчестве мне нужен лидер. Я по своей природе человек не ведущий, а ведомый. Мне нужен режиссер, за которым я пойду. Хорошо, что я это осознаю. Было бы гораздо страшнее, если бы я, не прислушиваясь к себе, выбрала роль лидера. Сейчас я ничем не управляю, просто стараюсь справиться с задачами, которые мне подбрасывает жизнь.

– Например, работаете гастрономическим куратором ресторана...

– Я согласилась, а потом струсила. Знаете, чем отличалась актерская техника в Театре Мейерхольда и у Станиславского? Мейерхольд говорил: «Актер побежал и испугался», а Станиславский считал, что идет прямо противоположный процесс – актер испугался и побежал. Мне гораздо ближе техника Мейерхольда. После двух недель плотной работы на ресторанной кухне я подумала, что было бы безумием отказаться от такого предложения. Я больше узнала о своих возможностях: решение непредвиденных задач, которые перед тобой поставлены, помогает поднять самооценку.

– Не боитесь совершать ошибки?

– Недавно я вычитала замечательную фразу: ошибки нужно праздновать. Не совершив ошибку, не узнаешь о существовании неправильного пути. Если у вас все получается, вы не приобретаете нового жизненного опыта. Поэтому я рада, если у меня что-то не получается. Вернее, какое-то время переживаю, а потом осознаю, что в это дело лучше не соваться. Или, наоборот, нужно им заниматься, но в других предлагаемых обстоятельствах. Поэтому, если бы я не попробовала работать в ресторане, я бы себе этого не простила.

– Вы собираетесь все время работать в ресторане?

– Я буду это делать, но это не значит, что я готова положить свою жизнь на то, чтобы заниматься ресторанной едой. У меня семья, дети, я не хочу, чтобы они выросли, не видя меня. Сейчас сижу, разговариваю с вами и думаю о том, что Петя и Маруся дома одни.

– Расскажите о своих жизненных приоритетах.

– На первом месте у меня семья, и только на втором – самореализация. Например, я – актриса, но мне бы не хотелось целиком посвящать свою жизнь только работе в театре или кино. Мне кажется, что сейчас я делаю в жизни все, что могу. И кроме того, мне очень нравится, когда я достигаю какого-то позитивного результата. Например, я приготовила что-нибудь вкусное, все поели, всем понравилось. И мне уже приятно: значит, не зря старалась.

– Вам предлагают какие-нибудь новые работы в театре или в кино?

– Недавно мне предложили роль в сериале. Прочитав сценарий, я подумала, что это интересный материал. Пока не знаю, что получится из этой затеи. Если все будет благополучно, летом начнутся съемки.

– А готовите ли новые телевизионные проекты?

– Мы надеялись, что в нынешнем году будет запущено несколько новых телевизионных проектов. Познавательная детская программа «Готовим с Марусей» (Маруся – дочь Высоцкой. – «НИ»), в которой мы собирались не только готовить вместе, но и рассказывать о живописи, ремеслах, истории и интересных книгах. И программа о стиле жизни. Уже готовы две пилотные программы. Одна из них о том, как подготовить ребенка к школе: чем его кормить, как постепенно менять его расписание и так далее. Но пока эти проекты зависли в воздухе.

– Вы не страдаете из-за отсутствия работы?

– Нет, не страдаю. Мой муж Андрей Сергеевич научил меня наслаждаться жизнью, а не страдать. Он – самый талантливый человек, которого я когда-либо встречала. Не просто талантливый режиссер, а человек, проживающий каждый день своей жизни так, чтобы быть счастливым.

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow – Обычно вы в курсе того, что он делает?

– Я в курсе того, что он делает, но не считаю, что я должна об этом громогласно рассказывать. Если нужно будет, вы его спросите, он сам все расскажет.

– Вы можете по шагам и поведению вашего мужа определить, в каком настроении он пришел домой?

– У Андрея Сергеевича очень счастливый характер: даже если у него какие-то неприятности или он чем-то недоволен, он редко приносит это негативное настроение домой. Чаще всего приходит к нам радостный и веселый. Потому что знает: дома его очень любят и ждут.

– Ваш муж работает в разных странах, вам часто приходится ездить вместе с ним. Это не осложняет жизнь?

– Я ребенок военного и легко отношусь к перемене мест и вещей. Думаю, это инстинкт самосохранения, потому что если скучать по каждой комнате, по каждому стулу или одеялу, можно сойти с ума. Мне гораздо сложнее жить без людей, которых я люблю, расставаться с друзьями.

– Ваша жизнь в Москве отличается от жизни в других странах, например в Англии или Италии?

– Практически не отличается. Если я не снимаюсь в кино и на телевидении, не играю в театре и не пишу книжку, то занимаюсь домом, воспитанием детей, покупаю продукты и готовлю.

– Продуктовые магазины в Москве похожи на лондонские?

– Боюсь, что нет. И дело тут не только в ассортименте, но и в уровне цен. Например, в Англии можно в одном супермаркете купить одни и те же помидоры немного дешевле, чем в другом. Люди это знают и пользуются возможностью немного сэкономить. В Москве такого не бывает: если цены в каком-нибудь супермаркете ниже, то и качество у продуктов, как правило, гораздо хуже. И хотя говорят, что мировой экономический кризис ударил по Англии гораздо больше, чем по другим странам Европы, цены на продукты там упали. А в Москве они растут.

– А ваш образ жизни меняется?

– Наша жизнь за границей мало отличается от московской. Во всех странах у нас есть друзья, с которыми мы часто встречаемся. Мне нравится принимать их дома. Не потому, что я игнорирую рестораны. Просто люблю готовить, угощать друзей чем-нибудь вкусным. Я могу готовить два дня подряд. Андрей Сергеевич в таких случаях смеется и говорит: «Ты – как моя мама».

– Никогда не думал, что Кончаловский такой домосед.

– Мы встретились в тот период, когда Андрею Сергеевичу хотелось нормального дома, спокойствия и уюта. Вот в 1960-е годы он, наверное, был совершенно другим: он и его друзья хотели везде успеть одновременно, «зажигали» на вечеринках, разговаривали в компаниях ночи напролет. Сейчас он относится к жизни по-другому. А поскольку я в принципе не тусовочный человек и довольно тяжело иду на контакт, то мне гораздо спокойнее дома, с близкими людьми.

– Что дети унаследовали от Андрея Сергеевича, а что от вас?

– Пока рано об этом говорить. Маруся и Петя очень на него похожи.

– Иногда Маша и Петя появляются в передаче «Едим дома»...

– Они появляются в кадре, если им нравится рецепт, который я собираюсь готовить, и очень хотят попробовать то, что у меня получится. Это – единственная возможность, иначе съемочная группа растерзает все, как только я выну готовое блюдо из духовки или сниму его с плиты… И потом, дети в кадре – по-моему, это всегда очаровательно.

– Вы запрещаете им есть чипсы и пить кока-колу?

– Мне кажется, что родителям просто не нужно подавать детям дурных примеров. У меня в доме никогда не бывает ни чипсов, ни кока-колы, и мои дети до сих пор их не пробовали. Мир так богат разнообразными вкусными и здоровыми продуктами, альтернативами вредным, что я не думаю, что нужно тратить время на такие запреты.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: