Главная / Газета 20 Марта 2009 г. 00:00 / Культура

Скандал как по нотам

Почему на «Евровидении» чаще звучат голоса продюсеров и политиков, чем певцов

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Грядущее московское «Евровидение» многие в России окрестили самым скандальным в истории еще до его начала. Однако конкурс песни, взращенный в 1950-е годы на черно-белых экранах, в последнее время регулярно, из года в год поставлял на-гора массу сплетен, дрязг и скандалов. В этом году значительная часть из них связана с Россией. Началось все с заявления солистки группы «Тату» Елены Катиной о том, что шесть лет назад группе предлагали купить победу на «Евровидении». А дальше как прорвало: демарш Грузии с «песней про Путина», отборочные кульбиты Анастасии Приходько с последующими обвинениями в фашизме, жесткие заявления продюсера Валерии и иск учительницы из Ростова, считающей, что песню-победительницу у нее украли... Докатились и до обсуждения «национального вопроса»: о месте украинского языка на русской эстраде и разжигании расовой ненависти.

shadow
В этом году стало окончательно ясно: песни, ради которых когда-то было организовано «Евровидение», отошли на второй, а то и третий план. Об этом свидетельствуют и результаты опроса, проведенного на сайте «Новых Известий» (www.newizv.ru): только 5% россиян считают, что конкурс больше всего нужен зрителям.

Информационные потоки вокруг «Евровидения» становятся в эти дни уже просто неприличными. Что ни день, то новые «подробности» и «сенсации». Брата Анастасии Приходько «записали» в националистическую украинскую организацию УНА-УНСО (между прочим, вполне легально действующую на родине). Приходько через пресс-службу Первого канала «побила» эту карту своим дедушкой, расписавшимся на стенах Рейхстага. А заодно и судебным иском. К судебным тяжбам молодой победительнице российской «Фабрики звезд» не привыкать: в Киеве через суд она уже потрясла национальный отборочный тур после того, как была там забракована. Не пройдя украинский отборполуфинал, Приходько, напомним, тут же оказалась в финале российском, где одержала уверенную победу. В исходе песенного соревнования усомнился продюсер Валерии Иосиф Пригожин, то есть, казалось, после драки «побил» «шестерку» Первого канала своей «дамой». Но директор музыкального вещания Первого Юрий Аксюта достал из кармана туз, порекомендовав Пригожину обратиться в уже опробованный продюсерами артистки суд.

Словом, дым коромыслом: поэты пишут исковые заявления вместо романтических стихов, у композиторов баллады сменились на скрип зубов, и только поп-исполнители – российские, грузинские, украинские – по-прежнему готовы «петь» то, что им дают «старшие товарищи». И не важно, что это уже совсем другие, склочные песни. Суть-то не изменилась: главное – подобрать удачную «аранжировку» и энергично поработать на зрителя. На «Фабриках звезд» обучили.

Нельзя сказать, что Европейский вещательный союз, в ведении которого находится конкурс, поощряет скандалы. Скорее отстраняется от них. Потому что скандалы портят имидж, но, с другой стороны, эффективно работают на популяризацию конкурса. Вот поэтому и не вывешивают на официальном сайте «Евровидения» информацию о том, что Грузия снялась с конкурса. Внешняя сторона медали – толпы поклонников, флаги разных стран, дружба между народами, романтические песни о любви – все это как-то приятнее. «Евровидение» сегодня – это такая звездная барышня. Ей лестно, что в разных странах люди готовы перегрызть друг другу глотки за то, чтобы оказаться в ее круговороте, но она ни за что не признается в этом. Напротив, будет гордо и высоко держать голову, как бы не замечая суеты вокруг.

shadow Собственно, конкурс с самого начала был обречен на скандальность, поскольку был задуман как телевизионный. Чем больше распространялось влияние телеэфира на людей, тем выше были его рейтинги и тем больше крутилось денег. Популярность музыкального соревнования, по крайней мере, в восточной части Европы уже зашкаливает. В этом году подтянули и Западную Европу, потому что она уже стала обижаться на голосующих друг за друга «деспотов с Востока»: Патрисию Каас уговорили выступить от Франции, а один из лучших современных композиторов мира Эндрю-Ллойд Вебер, засучив рукава, взялся за британскую песню.

В мире современной музыки огромное количество конкурсов, но ни один из них так жестко не привязан к зрительскому голосованию. Более того, если исключить из «Евровидения» вторую часть (выборы победителя), мало кто будет слушать эти песни из Боснии и Герцеговины, Албании и Мальты. Если из футбольного матча исключить счет, смотреть игру только лишь «за ее красоту» будет от силы каждый десятый. А эстетическую красоту на «Евровидении», очевидно, увидит и вовсе каждый сотый.

shadow Остается только гадать, как могла бы взлететь популярность «субъективных» видов спорта (художественная гимнастика, фигурное катание, синхронное плавание), если бы их победители тоже определялись с помощью SMS-голосования. Потому что когда ты со своими эсэмэсками ощущаешь себя полноправным членом жюри, это уже совсем другое дело. Да и тем, кто выходит на помост, совсем не обязательно в этом случае быть Алиной Кабаевой. Достаточно просто расположить к себе тех, кто сменил дачу в Барвихе на виллу в Черногории.

Скандалы вокруг московского «Евровидения» еще не закончены. Один из них может разгореться вокруг церемонии открытия – вечером 9 мая на Воробьевых горах. Дело в том, что каждый год накануне салюта в День Победы на Воробьевых собираются тысячи людей. Ежегодно туда приезжают солисты и бывшие участники мужского хора МИФИ. В обстановке всеобщего братания басы и баритоны собираются в большой круг и встречают салют песнями военных лет: «Нам нужна одна победа», «Землянка» («Бьется в тесной печурке огонь»), «Идет война народная», «Катюша» и, конечно же, «День Победы». Этой традиции уже много лет, и надо ли говорить, что церемония открытия конкурса «Евровидение» именно в этом месте и именно в это время будет смотреться попросту дико и, мягко говоря, не встретит понимания у тысяч людей, которые придут на Воробьевы послушать действительно красивые голоса.



САМЫЕ ГРОМКИЕ СКАНДАЛЫ ПОП-КОНКУРСА
2008. Перед отъездом Димы Билана на «Евровидение» экс-продюсер певца Виктор Батурин заявил, что представитель России нарушает закон об авторских правах, поскольку «в последние два года работает только на себя», несмотря на то, что он, Батурин, вложил в его раскрутку 7 млн. долларов. Бизнесмен требовал запретить Диме выступать за Россию на «Евровидении», и после победы Билана скандал вспыхнул с новой силой.
2007. Еще до выступления Верки Сердючки (Украина) возникли споры вокруг фразы Lasha Tumbai, которая содержалась в припеве ее песни. Некоторые посчитали, что фраза созвучна с Russia Good Bye. Во время трансляции на российском Первом канале активно пиарили выпускника «Фабрики звезд» Дмитрия Колдуна, представлявшего Белоруссию, а гораздо более известную в России Сердючку старались замечать по минимуму. После конкурса Верка-проводница стала крайне редким гостем как на российском телевидении, так и на концертах в Москве. В том же году финские организаторы «Евровидения» потребовали снять с конкурса песню Push the Button израильской группы Teapacks. В ней пелось о «безумных правителях», которые в любой момент «нажмут на кнопку». В словах содержался намек на ядерное оружие Ирана.
2006. От участия в финале конкурса отказалась Сербия и Черногория – национальные телекомпании этих стран не смогли договориться о едином представителе. Сильвия Найт (Исландия) привезла на «Евровидение» песню, в которой звучало слово fucking. Ругательство потребовали заменить другим словом, но певица ответила, что будет петь, как хочет. Тем не менее все же заменила в полуфинале слово на freaking. А самый главный скандал года состоял в том, что победителем стала финская трэш-рок-группа Lordi, участники которой выступали в масках монстров. После победы финнов заговорили о кризисе «Евровидения».
2005. На Украине отборочный тур прошла группа «Гринджолы» с песней «Разом нас богато», ставшей гимном «оранжевой революции». В Европе потребовали изменить слова. Представители Ливана попросили, чтобы во время выступления певца из Израиля на местном телевидении шла реклама. Однако просьба поступила поздно, организаторы не смогли ее удовлетворить. Ливан отказался от своего дебюта на конкурсе.
2003. Российский Первый канал пожаловался на Ирландию, где во время финала зрительское голосование заменили голосованием национального жюри. По мнению руководства Первого, из-за этого группа «Тату» заняла лишь третье место.
2001. Журналист Би-би-си Терри Уоган, комментирующий «Евровидение» более 20 лет, оскорбил ведущих конкурса в Дании. В эфире он называл их «Зубной феей» и «Доктором Смерть». Телекомпания получила несколько тысяч писем от разгневанных датчан и была вынуждена принести извинения.
1999. Хорватию лишили 33% очков за использование фонограммы с мужским бэк-вокалом.
1998. Ортодоксальные евреи попросили отборочную комиссию Израиля не отправлять на «Евровидение» трансвестита, выступавшего под псевдонимом Дана Интернэшнл, который сменил пол с мужского на женский.
1997. Италия объявила «Евровидению» бойкот (который соблюдает по нынешний день), назвав в качестве официальной причины «низкий музыкальный авторитет» конкурса.
1994. Певица Эдита Гурняк из Польши в нарушение правил конкурса на репетиции исполнила свою композицию To nie ja на английском языке. Однако Польша не была дисквалифицирована, поскольку дисквалификации требовали только шесть стран-участниц. Кроме этого, крупные скандалы ежегодно возникают в разных странах на отборочных этапах к «Евровидению». Как правило, проигравшие подозревают победителей в подтасовке результатов голосования и требуют их аннулировать.
Подготовил Виктор БОРЗЕНКО
Почему на «Евровидении» так много скандалов?
Ким БРЕЙТБУРГ, композитор:
– Может быть, нездоровый ажиотаж, который развернут вокруг конкурса, отчасти связан с рекламной кампанией самого конкурса «Евровидение». Все это поддерживается средствами массовой информации. Я и в этом не вижу ничего плохого, потому что это шоу-бизнес. Пусть будет шум, пусть будет интерес, пусть будет даже легкий скандал. Эта система каждый раз работает, каждый раз мы на нее покупаемся, возникает немножко искусственный скандал, вокруг которого много разговоров и шума. А потом проходит «Евровидение», все замолкают и к этому больше не возвращаются. Все сейчас говорят о двух исполнительницах – Валерии и Анастасии Приходько. А почему никто не говорит о том, что к «Евровидению» надо готовиться загодя, проводить более тщательный отбор участников, более обдуманный и профессиональный отбор репертуара? У нас каждый раз все происходит спонтанно: кто-то не успел прислать заявку, кто-то вообще не знал, что этот отбор проходит. А в последний момент мы оказываемся перед фактом, когда выбирать не из чего – нет ни песен, ни людей, ни достойного материала. И мы начинаем метаться между средним и очень средним. Россия, должна готовиться к этому конкурсу тщательней. А у нас все по-русски – на авось.
Иосиф ПРИГОЖИН, продюсер:
– Я думаю, что, поскольку «Евровидение» является таким единственным большим европейским конкурсом и желающих принять в нем участие намного больше, чем он может вместить, естественно, что всегда будут возникать вопросы о его ангажированности. Смею вас уверить, что даже если бы Валерия преодолела интригу отборочного тура в Москве, то и тогда в мой адрес посыпалось бы немало критических высказываний. А вообще скандалы вокруг «Евровидения» появились в тот момент, когда начали выигрывать фрики, в том числе и всем известная финская группа. И тогда, когда участникам уровня Селин Дион и легендарной группы ABBA, к примеру, несколько лет подряд не находилось на нем места. Печально, но в последние годы стали преобладать корпоративные интересы и местечковость. К выбору артистов для участия в финале надо подходить более тщательно, демонстрируя мировой общественности национальный колорит страны-участницы и в то же время европейский уровень подачи, если хотите.
Юля САВИЧЕВА, певица, участница «Евровидения-2004»:
– «Евровидение» – это очень престижный конкурс. Там, где престижность и популярность, там всегда будут скандалы, интриги. Я считаю, что Россию на этом конкурсе должен представлять тот человек, который будет петь песню либо на английском, либо на русском языках. Но никак не на украинском. Английский язык людям более понятен, это международный язык. Что касается нашей страны, то можно было бы спеть и на русском, в конце концов, ну не на украинском же!.. Я бы голосовала за Валерию. Я очень хорошо отношусь к Анастасии Приходько как к исполнителю, она замечательная певица, но не для «Евровидения».
Дарья КЛЮЖЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 20 марта 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: