Главная / Газета 20 Января 2009 г. 00:00 / Культура

Разгул души

Кризисный год может стать для российских театров переломным

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Не исключено, что наступивший год станет своеобразным «годом истины» в творческом мире. Уже сейчас понятно, как театральные режиссеры собираются пережить трудные времена. Часть скатится в легкие развлекательные жанры, другие же, напротив, займутся серьезными классическими романами и попытаются дать публике уроки любви и сострадания.

Театральные экономисты и менеджеры еще только начинают прикидывать последствия кризиса в театральном деле. Ими прогнозируется резкий отток спонсорских средств (театры уже начинают жаловаться на резкое сокращение внебюджетных поступлений). Как следствие: грядут затруднения с выпуском новых постановок (во многих театрах на постановки до 60% вкладывались именно спонсорские деньги). Сокращение гастрольной деятельности (как правило, на 90% осуществляющейся за счет меценатов). Организаторы крупнейших российских фестивалей пока отказываются комментировать происходящее, не скрывая, впрочем, своей озабоченности и падением рекламы, и уходом традиционных партнеров и спонсоров.

Так что не надо быть пророком, чтобы предсказать растущую зависимость театров от кассы. Давно замечено, что в кризисные годы население начинает потреблять больше спиртного и сигарет. И, действительно, продажа спиртного и сигарет возросла в разы. В отличие от пустующих дорогих ресторанов, в московские бары и кафе средней руки не протолкнешься.

В трудные годы женщины предпочитают вовсе не бриллианты, а мини и яркий макияж. А театральные учреждения начинают отдавать предпочтение комедиям, костюмным пьесам, водевилям и разного рода «мюзикальным» постановкам, на которых истощенные финансовыми заботами соотечественники смогут отдохнуть и оттянуться.

2009 год в лучшем театре столицы – «Мастерской Петра Фоменко» начался с премьеры музыкального спектакля «Сказка Арденнского леса». Петр Фоменко и Юлий Ким вернулись к идее сорокалетней давности, когда спектакль, поставленный на Малой Бронной, прошел всего несколько раз и был снят за искажение классики и идеологическую невыдержанность музыкальных номеров. В ТЮЗе Генриэтта Яновская (один из серьезнейших наших режиссеров) выпустила детский мюзикл «Волк и семеро козлят». В МХТ имени Чехова провокационно-модный Кирилл Серебренников приступил к репетициям «Трехгрошовой оперы» Бертольда Брехта с Константином Хабенским в роли Мэкхита. А рядом постановщик «Конька-Горбунка» (номинированного на нынешнюю «Золотую маску» в разделе оперетт) Евгений Писарев работает над комедией «Пиквикский клуб». В «Табакерке» готовит постановку «Свадьбы Фигаро» самый плодовитый режиссер столицы Константин Богомолов. В роли Фигаро занят Сергей Безруков, а графа Альмавиву сыграет Олег Табаков. А в Театре сатиры Юрий Еремин трудится над «Кабалой святош» Булгакова, где роль Мольера сыграет Александр Ширвиндт (когда-то с блеском сыгравший в этой пьесе Людовика XIV).

Однако, провоцируя одних граждан на поиски легкомысленных развлечений и праздничных удовольствий, кризис настраивает других на более чем серьезный лад. Недаром митрополит Кирилл сравнил нынешний кризис с судными днями, когда каждому пора «обратить глаза зрачками в душу».

Рискуя кассовым успехом, наши театральные мастера продолжают ставить спектакли о душе и для души. Похоже, 2009 год войдет в историю театра как год «классического романа». Так, Лев Додин обратился к «Повелителю мух» Уильяма Голдинга. История о мальчишках, оказавшихся на необитаемом острове и быстро забывших о нормах цивилизации и гуманизма, сейчас звучит с какой-то пугающей актуальностью. В начале 80-х Додин ставил этот роман со звездным курсом «Братьев и сестер». Сейчас в «Повелителе мух» занято новое поколение его учеников, курс «Жизни и судьбы». Евгений Каменькович готовит к выпуску пятичасового «Улисса» по роману Джойса. А Сергей Женовач со своими ребятами покажет «Реку Потудань» по Андрею Платонову.

Худрук Александринки Валерий Фокин выбрал современную пьесу о блаженной Ксении Петербургской, знаменитой юродивой XVIII века, которая после кончины мужа облачилась в его костюм, начала откликаться на его имя и, раздав все имущество нищим, прожила сорок пять лет «птичкой божьей». Пример, без сомнения, поучительный и своевременный.

Ведь, в конце концов, никакой кризис не может снять с театра его задачу: быть школой жизни, любви и сострадания.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 января 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: