Главная / Газета 26 Декабря 2008 г. 00:00 / Культура

Дмитрий Харатьян:

«В Новый год желают здоровья и тут же разрушают его алкоголем»

ЕЛЕНА САМОЙЛОВА

В уходящем году Дмитрий Харатьян снялся в нескольких кинофильмах, активно играл в спектаклях, пел в рок-опере Евгения Евтушенко, выступал с концертами. И везде в совершенно разных образах. С октября артист ведет передачу «Доброе утро, Россия», став, по сути, одним из «лиц страны». На Первом канале с его участием вышел фильм «Тяжелый песок», а ценители «большого кино» с нетерпением ждут «Возвращения мушкетеров»... Несмотря на очевидные творческие успехи, Дмитрий ХАРАТЬЯН посетовал в интервью «Новым Известиям», что 2008 год все-таки проявил свою високосную сущность. О своих победах и разочарованиях, с которыми он встречает праздник, один из самых известных артистов России рассказал накануне Нового года нашему корреспонденту.

shadow
– Дмитрий, давайте оглянемся на уходящий 2008 год. Каким он был для вас? Проявил ли свою високосную сущность?

– Думаю, для всех нас он был отмечен большим количеством потерь. С самого начала года стали уходить люди, которые были национальным достоянием страны: и Александр Абдулов, и Боря Хмельницкий, и Надежда Румянцева, и Нонна Мордюкова, и Михаил Пуговкин, и Патриарх Алексий – всех перечислить невозможно, слишком много утрат. И это стало одним из главных подтверждений того, что год был високосным – действительно, много «покосил» и забрал людей. Что касается лично меня, то это еще и год Крысы, в который я родился. Казалось бы, должно быть много удач, но не могу сказать, будто мне особенно в чем-то везло. Поскольку я родился 21 января, то, видимо, по астрологическим приметам я не Крыса, а Свинья (смеется), если сверяться с китайским календарем, в котором Новый год приходится на февраль. Прошлый год как раз был для меня довольно «плодовитым»: я снялся в девяти фильмах и выпустил три премьерных спектакля. А в этом на экраны вышли всего две или три картины, да и то в основном те, что были сняты раньше. Того же «Возвращения мушкетеров…», в котором я давно снялся, жду только в феврале 2009 года.

– Вам приходилось нестандартно встречать Новый год?

– Один раз была довольно экстремальная ситуация, когда Новый год пришелся на службу в армии. Начальства не было – мы расслабились, позволили себе смотреть всю ночь телевизор. Почти как дома, но все-таки это было в армии.

– А неуставные отношения, дедовщина в ту новогоднюю ночь были забыты?

– В нашей роте старослужащие встречали праздник в едином порыве с вновь прибывшими. Но, на самом деле, неуставные отношения в нашем внештатном ансамбле военизированной пожарной охраны были не столь ярко выражены. И еще вспоминаю один эпизод, как 17-летним подростком я встретил год на железной дороге, поскольку поезд проехал мимо моей станции, и мне пришлось идти по путям. Влетел в дачный домик, где мы с друзьями отмечали Новый год, практически с боем курантов.

– Но то было исключение из правил. А как обычно празднуете?

– Последние лет пятнадцать встречаю Новый год дома, в кругу семьи, со всеми близкими, родственниками – детьми, бабушками, дедушками. К тому же для нас это двойной праздник, поскольку 31 декабря – день рождения у моей тещи.

– Что вы ожидаете от наступающего года?

– Творческие планы на будущее у меня, слава Богу, существуют. Не знаю, будут ли воплощены именно в следующем году, но считаю, что афишировать их раньше времени пока нет смысла. Мы говорили сейчас про важные утраты и потери. Я еще раз убедился в том, что самая большая ценность – человеческая жизнь. Поэтому, что касается ожиданий, не связанных с профессией, то я жду от наступающего года здоровья и процветания дорогих для меня людей – моих близких, родных и друзей. Самое важное – здоровье, как бы это тривиально ни звучало. Поэтому только его в первую очередь могу пожелать всем нам. Есть же русская традиция – пить за здоровье. Парадоксальная, кстати, традиция: говорить о здоровье и тут же разрушать его алкоголем. Тем не менее тост исключительно правильный.

– Вы замечательно и много поете в фильмах, в спектаклях. Для сериала «Тяжелый песок» записали песню, которая звучала на титрах картины. С сольной программой тоже выступаете?

– В этом смысле у меня много сфер деятельности. Кроме того, что вы перечислили, я еще принимаю участие в сборных концертах, веду различные праздничные вечера и выступаю сольно.

– Не возникало желания вместо любимых The Beatles, Макаревича, Окуджавы и Визбора исполнять песни собственного сочинения? Некоторые артисты сейчас так делают.

– Что касается своих песен – не возникало только по той причине, что я в чистом виде исполнитель. Все мои юношеские потуги сочинить, написать что-либо оказывались достаточно беспомощными. Группы остались там же, в детстве. А творческими вечерами я занимаюсь давно. После выхода фильма «Гардемарины, вперед!» я попал в Бюро пропаганды советского киноискусства – была такая организация, «сдал» там свой творческий вечер и начал с ним ездить. Конечно, с 1988 года он сильно изменился – стал более песенным. Я постоянно – как в принципе и профессиональные эстрадные исполнители – обновляю свой репертуар. Но не ставлю концертную деятельность на поток, потому что это по большому счету рутина. В конце 80-х, когда я только начал выступать с творческими вечерами, за пару лет успел ими пресытиться – у меня ведь было по три, четыре концерта в день. Сейчас же я работаю в музыкальных спектаклях, пою в кино и телепрограммах и так далее. В месяц у меня не больше десяти выступлений, и мне этого вполне достаточно. Во всем должна быть мера. Так что хоть я и выступаю с сольными концертами, выстраивать эстрадную карьеру даже не пытаюсь. Понятно, что она может быть более выгодна по деньгам, но для меня она неинтересна еще и потому, что я не люблю повторения и однообразия.

shadow – У вас же есть еще один музыкальный проект. Какова судьба новой рок-оперы Евгения Евтушенко «Идут белые снеги», в которой вы принимаете участие?

– Мы колесим по России. Недавно, накануне юбилея Евгения Александровича, снова выступали. Зимой едем в Красноярск и Кемерово. Может быть, в Москве еще раз будем играть – как продюсеры решат.

– Как эту рок-оперу воспринимают в глубинке? Иначе, чем в Москве?

– Выяснилось, что творчеством Евтушенко никто и не пресыщен. Он же народный поэт. Его везде одинаково любят. Одно дело его творческие вечера, которые он ежегодно проводит, являясь и поныне, кстати, одним из самых гастролирующих наших поэтов, а другое дело – рок-опера. В этом качестве его еще мало кто знает. Несмотря на то, что существует некий стереотип, будто адресат поэзии Евтушенко – человек старше 60 лет, ближе к его поколению, так сказать, рок-опера «Идут белые снеги» рассчитана на публику самых разных возрастов. Хотя дело даже не в возрасте. Я считаю, что он прежде всего – классик. А классика – вне возраста и вне времени, иначе она никакая и не классика. Для меня же лично Евтушенко – один из тех людей, которые меня сформировали. Наряду с Высоцким и Окуджавой. «Братская ГЭС» Евтушенко была настольной книгой моей мамы, в театральное училище я поступал как раз с отрывком из этого произведения. Поэтому для меня было счастьем познакомиться с Евгением Александровичем и принять участие в этой постановке – исповеди человека и поэта. Что до восприятия публики, то оно везде одинаковое – одинаково радостное. Разница лишь в размерах залов – в каких-то городах стадион, в каких-то Дворец культуры. Если говорить про эмоциональную составляющую, то, наверное, радушнее воспринимают в провинции. Но так было всегда. Зато как там встречают известных артистов!

– Исполнить вокальную партию Души поэта вам предложил сам Евтушенко?

– Сначала мне дали материал. Я послушал его и выбрал именно эту тему – близкую и понятную мне. Мне все-таки ближе бардовская тема. Хотя моя партия и предстает в разных проявлениях, включая жанр рок-музыки. Для меня эта работа была безумно интересна в первую очередь из-за самого Евтушенко, и не в последнюю – из-за неожиданной для меня музыкальной формы. Пожалуй, с юности, когда моим основным увлечением была гитара и участие в рок-н-ролльных группах, я не занимался ничем подобным. Кстати, в конце ноября у меня случилась удивительная встреча с Евгением Александровичем в Нью-Йорке. Так совпало, что в один из вечеров я выступал там в «Гранд-Паласе», а у него в тот же вечер был концерт в знаменитом ресторане «Русский самовар». Там же присутствовал Эрнст Неизвестный. Я знал об этом и пришел на это выступление. Евтушенко даже не поверил, что перед ним я, настолько это было неожиданно. С его позволения я вышел на сцену и спел его «Посвящение Булату» («Простая песенка Булата всегда со мной...»). И в «Русском самоваре», где вообще-то всегда дым коромыслом – шум, крики, никто особенно никого не слышит – эту тихую песню слушали молча, проявляя уважение к мастеру и его поэзии. Для меня это крайне важно – мы, рожденные в 60-е, были пропитаны атмосферой «оттепели», а Евгений Евтушенко, Эрнст Неизвестный – носители этого пласта культуры, который так сильно повлиял на нас.

– В числе оказавших на вас влияние людей вы упомянули Высоцкого. Насколько я знаю, вы также принимаете участие в концертах, посвященных 70-летию со дня его рождения?

– Да, первый мы сделали в январе в Питере, в зале «Октябрьский», сейчас – в Киеве. Возможно, будет где-то еще. Идея этих концертов проста и понятна: артисты, неравнодушные к поэзии Высоцкого, к его песням, исполняют его произведения. Весь конферанс – на Никите Высоцком, который предваряет выход каждого артиста рассказом – историей создания той или иной песни. Также туда включен видеоряд и воспоминания самого Никиты, который читает стихи отца. Причем, самое главное, что каждый из выступающих не просто формально поет песню Высоцкого – он рассказывает о месте Владимира Семеновича в своей жизни. К сожалению, я не был лично знаком с Высоцким. Но кроме трех его песен я исполняю еще и «Двадцатый год» из фильма «Зеленый фургон», который должен был снимать сам Высоцкий в 1980-м, но, к сожалению, не дожил до этого времени.

– Сейчас на телевидении множество так называемых «звездных» проектов – «Звезды на льду», «Цирк со звездами», «Танцы со звездами» и так далее. Приглашали ли вас принять в них участие?

– Приглашали – и в «Последний герой», и в «Звезды на льду», и в «Ледниковый период». Как зрителю мне они интересны, а как участнику – нет. Мне кажется, я уже вышел из этой возрастной категории. Все это не мое, кроме «Двух звезд». Но с этим проектом у меня дважды не сложилось по моей же вине: жесткие графики съемок «Двух звезд» накладывались на мои гастроли, спектакли и киносъемки. По времени, чисто физически, не получалось. Этот проект мне самому очень интересен, поэтому если позовут в третий сезон, с удовольствием приму участие. И дело не в соревновании даже, а в творческих амбициях. Я с удовольствием спел дуэтом с каким-нибудь профессиональным исполнителем. Кстати, сама эта идея у меня появилась еще задолго до того, как она оформилась на телевидении. Еще в 2001 году, когда я начал записывать альбом песен из фильмов, в которых снимался, решил создать дуэты с профессиональными певцами – Долиной, Орбакайте и другими. Так что потом, когда увидел эту идею, реализованной на телевидении, сразу понял, что она правильная и нужная. Я, к примеру, много раз участвовал в передаче «Жизнь прекрасна», потому что всегда рад спеть под живой хороший аккомпанемент, к тому же песни, которые мне самому нравятся.

– Дмитрий, многие ваши поклонники удивляются тому, как молодо вы выглядите – будто возраст не властен над вами. Владеете секретом средства Макропулоса?

– На самом деле здесь нет никаких тайн и секретов, кроме хорошей генетики. Моя мама в свои 73 года очень моложаво выглядит. Это во-первых. А, во-вторых, я и сам прилагаю какие-то усилия для поддержания формы. Стараюсь себя особо не распускать. Хотя в еде всякое бывает, конечно, вот вес и гуляет туда-сюда. Но я хожу в тренажерный зал, играю в теннис и веду активный образ жизни. Но, естественно, не пытаюсь устанавливать спортивные рекорды. К тому же практически все спектакли, мюзиклы у меня – в движении, некоторые даже с акробатическими номерами. Я теряю по два килограмма за каждый спектакль.

– Бытует мнение, что в актерских браках один из супругов играет главную роль, а другой – роль второго плана. Либо такие браки недолговечны. А как в вашей семье распределяются обязанности?

– У нас как-то все равномерно. У каждого есть своя территория: жена отвечает за хозяйство, за дом и ребенка, а я – за все остальное.

– А жену на съемки не тянет?

– Если поступают предложения – не отказывается. Она недавно снялась в главной роли в фильме «Лера» Догилевой и в фильме «Песочный дождь». Марина от предложений не отказывается, но и не считает актерство главным делом своей жизни. Прежде всего – она мать.

– Вашему сыну Ивану уже 10 лет. Чем он увлечен? Какие таланты проявляет?

– Он снялся в фильме Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви» в роли маленького Ганса-Христиана. И все – больше у него не было никаких подобных проявлений. А увлечен тем же, чем и дети его возраста: игрушками, рисунками, компьютерными играми. Читает, слава Богу, много. С этим нам повезло. А Сашенька – дочь от первого брака – актерскую профессию не выбрала, пошла своим путем. Сейчас работает руководителем отдела по персоналу в крупной фирме.


Справка «НИ»
Дмитрий ХАРАТЬЯН родился 21 января 1960 года в городе Алмалык Ташкентской области (Узбекистан). Отец преподавал в техническом вузе, мама работала инженером-строителем. В трехлетнем возрасте переехал с семьей в Подмосковье. Увлекался хоккеем и футболом, занимался музыкой. В кино попал случайно, когда для фильма Владимира Меньшова «Розыгрыш» искали романтического мальчика, играющего на гитаре. Окончил Театральное училище имени Щепкина. Играл в фильмах «Охота на лис», «Зеленый фургон», «Гардемарины, вперед!», «На Дерибасовской хорошая погода…», «Частный детектив», «Черный квадрат», «Супертеща для неудачника», «Возвращение мушкетеров» и других. С середины 1990-х играет в драматических спектаклях, а также в рок-опере «Идут белые снеги» по мотивам произведений Евгения Евтушенко (премьера состоялась в 2007 году). Народный артист России (2007). Женат на актрисе Марине Майко.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: