Руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский:

«В дисциплине мы уступаем, а в талантах даем фору»

МАЙЯ КРЫЛОВА

Алексей Ратманский последние дни остается у руля балетной труппы Большого театра. ГАБТ простится с худруком громко – устроив в воскресенье на своей сцене большой гала-концерт. С нового года Ратманский сменит нелегкую жизнь балетного администратора в России на работу в ведущей заокеанской труппе: он подписал контракт с Американским балетным театром (АБТ) на пять лет. Кроме того, балетные компании по всему миру ждут его на постановки. В интервью «Новым Известиям» Алексей РАТМАНСКИЙ признался, что регулярно будет появляться и в России, несмотря на эмоциональную опустошенность от работы в Москве.

shadow

– Алексей, с какими чувствами вы покидаете Большой театр? Судя по вашим интервью, эмоции у вас двойственные...

– Должно пройти какое-то время, чтобы оценить результаты моей работы в этом театре. Пока только могу сказать, что очень благодарен Большому за бесценный опыт, благодарен людям, которые меня поддерживали. А в смысле эмоций есть опустошенность. Эти пять лет были напряженными и ответственными.

– Наверное, в западной балетной труппе вам было бы легче? Там артисты привыкли к производственной дисциплине.

– Рая на земле не бывает. В дисциплине мы уступаем, в разнообразии талантов – даем фору.

– Как вы считаете, удалось ли вам как-то «перепрограммировать» традиционный консерватизм московского балета?

– Безусловно, и артисты, выступившие в 30 новых работах, и зрители, которые эти спектакли смотрели на нашей сцене, уже немножко другие, чем пять лет назад.

– Какой вы оставляете знаменитую труппу? Чего вам удалось добиться, а чего нет?

– Многие спектакли, которые я увидел, придя в театр (хотя, конечно, не все), казались прекрасным фасадом, за которым было непонятно, есть какая-то жизнь или нет, что за люди исполняют эти партии, о чем они думают – все это было скрыто за пристойными, вполне изящными танцами. Я пытался эту жизнь вытащить наружу, помочь артистам быть собой, не бояться быть живыми на сцене даже в высокой классике. Если вы посмотрите мои спектакли в Большом – «Светлый ручей», «Болт», «Корсар», «Пламя Парижа», то по ним видно направление нашей работы. В них мне был важен каждый исполнитель, даже из самой последней линии кордебалета. Кстати, поэтому спектакли эти довольно хрупкие. Чуть кто-то выключится из игры, пропустит свою музыку или просто в пылу самовыражения потянет одеяло на себя – все рассыпается.

– Согласились бы вы еще где-нибудь поработать худруком или твердо сказали себе «хватит»? Известно, что Валерий Гергиев мечтает видеть вас во главе балета Мариинского театра.

– Для постановок нужно время. Но его съедала работа худруком. Когда перестанут приглашать на постановки, начну снова искать работу директора.

– Но вы обсуждали это с Гергиевым? Он готов был создать вам райские условия, освободить от административных функций, чтобы вы осуществляли только художественное руководство.

– У нас не было разговора на эту тему.

– Вы очень востребованный в мире хореограф. Что и где собираетесь ставить в новом году?

– В январе еду в Мариинский театр на постановку «Конька-Горбунка» Родиона Щедрина. Буду работать вместе со сценографом Максимом Исаевым из петербургского театра АХЕ. Мы уже делали вместе спектакль «Вываливающиеся старухи». В апреле «Русские сезоны», которые сейчас идут в Большом театре, появятся в труппе в Сан-Франциско. К июню должен поставить свой первый балет в АБТ – «На Днепре» на музыку Прокофьева. Сценографию делает Семен Пастух, костюмы – Галина Соловьева, мы с ними работали над балетом «Болт». А в конце лета первый раз поеду в Австралию. Там я ставлю балет по комедии Карло Гольдони Scuola di Ballo на музыку французского композитора Жана Франсе. Это история некой балетной труппы восемнадцатого века со всеми типичными театральными ситуациями – капризные примы, богатые покровители, талантливые дебютантки. И прочее.

– Вы и с московским Музыкальным театром ведете переговоры.

– Да, худрук балета Сергей Филин предлагает спектакль. Пока не решено ничего. Обсуждаем.

– Вы так много и так интенсивно ставите. Нет ли опасности в такой загруженности? Сооружаете самому себе кризис духовного перепроизводства...

– Пока меня это стимулирует – новая труппа, другая страна, другие артисты. Надо же быть на высоте, да и посмотреть мир хочется.

– В мире, как известно, мало толковых хореографов, и любой, кто может качественно работать с классической лексикой, – нарасхват. Этот дефицит помог вашему успеху?

– Возможно. Но я очень много работал. И с неба мне ничего не падало.

– Что предусматривает ваш пятилетний контракт в Американском балетном театре?

– Прежде всего работу хореографа. Работу с артистами. В контракте прописано, что я artist-in-residense – на русский точно и не переведешь. Возможно, это будут и консультации по стратегии развития труппы. Ясно одно: зря зарплату платить не будут.

– Правда ли, что юная звезда балета Большого театра Наталья Осипова по вашей рекомендации приглашена на работу в АБТ?

– Правда, что приглашена, но обошлось без моей рекомендации. Она уже достаточно знаменита в мире. С 2009 года Осипова будет «приглашенной звездой» во время весеннего сезона в Нью-Йорке на сцене «Метрополитен». Такой же статус в АБТ у Нины Ананиашвили и Дианы Вишневой.

– Сейчас композитор Леонид Десятников пишет музыку для вашей новой постановки в Большом театре.

– Да, «Утраченные иллюзии» по роману Бальзака планируются в Москве года через два. Пока Лёне надо закончить партитуру.

– Почему именно Бальзак? Вы хотите откликнуться на старый советский спектакль с таким же названием, где блистала Галина Уланова?

– Я хочу, чтобы Десятников, которого очень люблю, написал музыку для нового балета. Это главное. О связи с балетом Асафьева говорить не приходится: он не сохранился, и восстановить его невозможно. А Бальзак прекрасен, почитайте.


Смотрите также

Худрук Театра Ленсовета, режиссер Юрий Бутусов

«Петербург накладывает большой отпечаток на способ мышления»

Война окликает войну

Жанр кабаре продолжает свое победное шествие по сценам

Ректором «Вагановки» станет Николай Цискаридзе


Медведи и вампир

Герои «Евгения Онегина» снова танцуют в Москве

Жестокие игры

Кама Гинкас выяснял «Кто боится Вирджинии Вулф?»

Вести премию «Звезда Театрала»-2014 будет одна из красивейших российских актрис Юлия Пересильд


Царица среди равных

«Оперный бал» Елены Образцовой собрал настоящих звезд

Новости дня


shadow
Наверх