Главная / Газета 15 Декабря 2008 г. 00:00 / Культура

Малахит в кокошнике

Юрий Григорович восстановил балет полувековой давности

МАЙЯ КРЫЛОВА

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла премьера балета «Каменный цветок». Более полувека назад спектакль на музыку Сергея Прокофьева поставил начинающий хореограф Юрий Григорович. Теперь живой классик лично возобновил свою давнюю постановку.

Возобновленный «Каменный цветок» получился более динамичным, чем его предшественник.<br>Фото: ИТАР–ТАСС. МАКСИМ ШЕМЕТОВ
Возобновленный «Каменный цветок» получился более динамичным, чем его предшественник.
Фото: ИТАР–ТАСС. МАКСИМ ШЕМЕТОВ
shadow
Либретто балета по сказам Бажова повествует об уральском мастере Даниле, разрывающемся между творчеством и страстью к невесте Катерине. Главный отрицательный герой, Северьян, тоже «подбивает клинья» к красивой девушке. История снабжена сказочным элементом в виде императрицы недр – Хозяйки Медной горы. Эта зеленая змейка влюбляется в Данилу и манит его красотой минералов, но герой, в конце концов, отказывается жить в царстве мертвого камня и возвращается на землю. А Северьян – волею Хозяйки – наоборот, под землю проваливается, потому что приставал к Катерине.

Впервые балет «Сказ о каменном цветке» был поставлен в 1954 году хореографом Леонидом Лавровским. Версия Григоровича возникла в полемике с Лавровским, исповедовавшим официальную эстетику «драмбалета». Согласно ей, балет провозгласили «пьесой без слов» и требовали от него «правды жизни», что выражалось в обилии бытовизмов и умалении роли танца как такового. Спектакль Григоровича этому в определенной степени воспротивился, изменив пропорцию в обратную сторону. Соавтор хореографа, художник Симон Вирсаладзе, создал на сцене громадную малахитовую шкатулку, из которой выходят то крестьяне с купцами, то цыгане с медведем, то танцующие минералы в кокошниках.

В результате «старорежимные» рецензенты спектаклем бурно возмущались, а молодежь и часть «продвинутой» критики – восторгались. Главное, что Григоровичу поставили в заслугу – отказ от скучного пересказывания сюжета, в чем обвиняли Лавровского. У того, к примеру, были танцы на помолвке, а у Григоровича, как заметил один из его апологетов, есть «помолвка в танце», то есть художественное обобщение.

Автор, делая новую редакцию спектакля, усилил динамику действия, сократив балет с трех действий до двух. В остальном, невзирая на то, что с момента премьеры прошло более полувека, не изменено почти ничего. Но борьба со сталинским «драмбалетом» сегодня неактуальна. И вообще, то, что в искусстве революционно в одну эпоху, становится чересчур простым и тоскливо-серьезным в другую. Нынешний «Цветок» сообщает, что зариться на чужих невест – плохо, а творить – хорошо. Что касается пресловутых танцевальных «обобщений», главной гордости постановщика, то они в таком качестве уже не работают: сцены помолвки в избе и крестьянской ярмарки в деревне, как и танцы минералов в царстве Хозяйки Медной горы, выглядят просто большими балетными дивертисментами. На поверхность выходят не достоинства, а недостатки постановки, хотя артисты Музыкального театра, успевая по ходу действия быстро менять костюмы, мужественно справляются с «густонаселенным» спектаклем, а исполнители главных партий Георгий Смилевски, Наталья Крапивина и Ольга Сизых делают все возможное, чтобы поддержать репутацию балета.

Теперь в «Каменном цветке» заметно не богатство лексики (танец как раз скудный, к тому же сильно похожий на другие балеты Григоровича), а приметы образцового советского спектакля. Наличествуют образ «человека из народа» с духовными запросами, классовое угнетение трудящихся в лице барского приказчика Северьяна. Есть «жизненная правдивость» – например, косоворотки с сарафанами или ваза в виде каменного цветка, по которой бьют молотком, имитируя творчество камнереза. В наличии «народность» – классические па с элементами русского танца, девушки-лебедушки, парни-соколы, кордебалет в виде карусели, хороводы и поклоны, лапти на ногах исполнителей соседствуют с пуантами. По меркам наших дней танец слишком иллюстративен: для кристаллов – угловатые подскоки с толикой спортивности, означающие грани камней, для соратников приказчика – «ползущие» и «пьяные» па. Есть и в лоб поданная «идейная содержательность» – страдающий от мук творчества Данила наделен «зовущими вперед» прыжками и воздетыми ввысь руками, но при этом он смахивает на передовика из производственной пьесы.

Понятно, что с хореографами у нас в стране туго, а Юрий Николаевич Григорович – мэтр. Как не пригласить его на постановку? Но жаль, что в молодости хореограф чутко уловил потребности времени, а теперь лишился этого качества. Впрочем, если вы поклонник Валентины Толкуновой и хора имени Пятницкого, «Каменный цветок» вам наверняка понравится.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 декабря 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: