Главная / Газета 1 Декабря 2008 г. 00:00 / Культура

Книга как наркотик

Ярмарка Non Fiction показала рост интереса к интеллектуальной литературе

РОМАН ДОБРОХОТОВ

Вчера в Москве закрылась десятая ежегодная книжная ярмарка интеллектуальной литературы Non Fiction, давно ставшая культовой для всех читающих жителей столицы. Несмотря на юбилей, она выглядела скромнее обычного, что, впрочем, не помешало ей стать успешной: посетители раскупали книги так, как сметают с прилавков соль и спички перед кризисом. И в этом, возможно, был свой резон.

В эпоху кризиса люди потянулись к чтению.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В эпоху кризиса люди потянулись к чтению.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Первый же семинар, проходивший в рамках книжной ярмарки, с плохо скрываемым сарказмом назывался «Экономический кризис = расцвет культуры?». Ведущая семинара, искусствовед Екатерина Деготь пыталась поддерживать оптимизм, но книгоиздатели пребывали в кислом настроении – продажи в России уже сильно падают. Впрочем, по числу посетителей Non Fiction этого заметно не было, да и авторы, презентовавшие свои новые книги, не особенно переживали. «Посмотрите, сколько молодежи! Читать нынче так же модно, как ходить в ночные клубы, причем, похоже, все это относится к одной и той же категории людей, – рассуждал в беседе с корреспондентом «НИ» писатель Александр Кабаков. – Я-то сам, правда, читаю художественную литературу скорее в связи со своей профессией, я же должен быть в курсе тенденций. Не будь я писателем, не уверен, что стал бы следить за этим». Из достойных чтения молодых писателей Кабаков выделил Захара Прилепина и Майю Кучерскую.

В рое посетителей, где и, правда, виднелись в основном молодые лица, попадались и известные фигуры – к примеру, музыкальный критик Артемий Троицкий пришел на ярмарку, еще не зная, что будет покупать, а уходил уже сутулясь под тяжестью пакетов, набитых книгами: «Книжные ярмарки такого масштаба происходят в Москве не так часто, и Non Fiction уже давно превратилась в любимый аттракцион, где главное – не накупить книг больше, чем сможешь унести, – рассказал Артемий «НИ». – За один день, правда, все равно не управишься, придется прийти сюда еще раз». Из литературы в жанре Non Fiction он посоветовал Наоми Кляйн – автора знаменитой книги «Люди против брендов» (что неожиданно для писательницы, в чьем имени сразу два великих бренда – модельера и модели). Среди приобретенных критиком книг было немало детской литературы – она была представлена нынешней ярмаркой особенно широко, во многом благодаря ее почетному гостю – Финляндии.

С точно такой же задачей – набрать столько книг, сколько сможешь унести – пришел на ярмарку и кремлевский журналист Михаил Леонтьев. В основном его интересовала литература, важная с «информационной точки зрения», на прозу времени почти не остается. Читателям «НИ» Михаил Леонтьев посоветовал литератора и краеведа Алексея Иванова и писателя Дмитрия Липскерова, в широких кругах более известного как одного из немногих деятелей культуры, подписавшего открытое письмо против Михаила Ходорковского.

В общей суете ярмарки выделялся лишь один стенд. Собственно, это был не стенд, а небольшая комната, обставленная в советском стиле, в центре которой за обеденным столом в отличном настроении восседал поэт Лев Рубинштейн. Посетители озадаченно разглядывали водку, соленые огурцы и многие другие простые радости советской интеллигентской кухни, которыми этот стол был накрыт. Исключая всякий снобизм, поэт охотно беседовал с каждым желающим (а их было много) и всем повышал настроение. Скажем, корреспонденту «НИ» Рубинштейн посоветовал кризиса не бояться, а может быть, даже и радоваться: «Сейчас мне приходится читать много современной литературы, и каждый раз возникает один и тот же вопрос: зачем это было написано и при чем здесь я, – разъяснял он. – Это проблема безответственности. Пишется много того, чего можно было бы и не написать. Кризис, возможно, отфильтрует часть подобной литературы, оставив достойных писателей, таких, как – ну, к примеру, – Александр Генис».

«Как бы этот кризис не отфильтровал самого Рубинштейна», – мрачно комментирует Марат Гельман, который ранее не раз принимал участие в организации Non Fiction. Прежде ему удавалось создавать весьма зрелищные экспозиции, но теперь, по его собственному признанию, Non Fiction из культового мероприятия стало привычным и обыденным: «Когда еще не было таких магазинов, как «Фаланстер», «Ад Маргинем», «ОГИ» и им подобных, Non Fiction было уникальным мероприятием, больше интересную литературу искать было особенно и негде. Теперь же я, скорее, прихожу сюда встретиться с хорошими людьми». В кризисе он, как и многие другие его коллеги, ничего хорошего не видит: «В последнее время все большую роль в издательском деле играет маркетинг, что уже хорошо видно на примере западных стран. Мы в этом смысле отставали, что, может быть, в чем-то и плохо, но сохраняли определенную независимость авторов от коммерческих запросов. Кризис ударит по этой независимости, от чего могут в первую очередь пострадать как раз такие талантливые авторы, как Лев Рубинштейн».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 декабря 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: