Главная / Газета 11 Ноября 2008 г. 00:00 / Культура

Театральный режиссер Лев Додин:

«В бездействии душа ссыхается и умирает»

ОЛЬГА ЕГОШИНА

В минувшую пятницу художественный руководитель Санкт-Петербургского Малого драматического театра (МДТ) Лев ДОДИН стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Театр без границ». Так совпало, что накануне церемонии в Москве начались большие гастроли его театра.

shadow
– Вам не привыкать к лестным оценкам деятельности МДТ. А как вы относитесь к негативным высказываниям? Недавно, к примеру, Геннадий Хазанов в телевизоре рассказал о возмутительном обнажении актеров в вашем «Короле Лире» ...

– Знаете, я помню, как много-много лет назад, будучи молодым режиссером, сидел в зале, где наш театр на гастролях играл трилогию по прозе Федора Абрамова «Дом» и «Братья и сестры». И там есть момент, где герой говорит: «Сука-народ!». И тут демонстративно встает семейная пара с сыном-подростком и, громко стуча ногами, выходит из зала. Мне всегда важно (а тогда по молодости особенно) понять оттенки зрительского восприятия. Я тоже выскальзываю вслед за ними, чтобы послушать, что их возмутило. И слышу: отец довольно эмоционально и в выражениях, которые я повторять вам не буду – разве звукоподражанием, – высказывает свою оценку: «Что они – вашу мать! – себе позволяют – вашу мать! Ругаться – в зале – вашу мать! – где женщины и дети!» И еще залп выражений. Ну, это так, анекдот. Если всерьез: принимаясь за работу, не надо думать о том, как и кто будет ее воспринимать. Спектакли – способ разобраться с собственными вопросами, представлениями о мире, поиски ответов на ежедневный вызов, который нам дает окружающая жизнь. А вовсе не производство некоторого продукта для потребления кого-то. Любой администратор знает рецепт успешного спектакля, спектакля, который всем будет нравиться. И он часто давит на режиссера, чтобы тот поставил «успешный спектакль». И вот очень быстро ляпаются по шаблону эти успешные спектакли и так же быстро сходят со сцены. Для себя я их называю по аналогии с одноразовой посудой – «спектакли одноразового пользования». Но мне кажется, на это скучно тратить свое время и свою жизнь.

– Уже легенды ходят о том, как годами в МДТ репетируются спектакли…

– Зато потом они живут десятилетиями. Мне кажется, что наш способ работы рентабельнее. Сейчас по миру пошел срок – шесть недель на репетиции спектакля. И очень удивляются, когда просишь продлить срок. Зачем? И самое ужасное, что появились и режиссеры, которые, если им предложат больший срок на репетиции, – растеряются. Они будут не знать, а чем им заниматься в «лишнее время», что сказать артистам? Есть шаблон, есть наработанные приемы и отступать от них страшно. Хотя настоящий театр начинается именно, когда появляется что-то новое. Те секунды живой жизни, для которых и существует искусство. Они очень редки. Это всякий раз чудо. Мы недооцениваем, какая это редкость – живая жизнь на сцене. Какая редкость – хороший театр. Плохой театр – это норма. Хороший – всегда чудо и исключение. Разве не удивительно, когда люди, вот только что равнодушно жующие у телевизора, в котором идут новости о реальных кошмарах жизни, – в зрительном зале вдруг начинают сострадать проститутке? Могут расплакаться над чужой болью, пережить чужую судьбу…

– Часто говорят, что мир погибнет именно от исчезновения в людях способности к состраданию…

– Мне кажется, что сострадания в мире всегда было мало. Просто телевидение сделало этот дефицит очень наглядным. Еще никто не отложил ложку или вилку, потому что в горле перехватило от чужой боли. Сейчас в мире идет рост националистических настроений. Люди, нации утратили способность каяться, способность прощать, способность уважать другого за то, что он другой. Театр – пусть ненадолго, пусть только на время спектакля, но учит людей состраданию и пониманию другого человека. В сущности, главное и единственное дело театра – учить людей состраданию. Это его долг и миссия. Ради этого он существует. Ради этого тысячелетия назад собирались древние греки в своих театрах. И сутками смотрели представления. В перерывах ели принесенную еду. Потом снова смотрели. Наш спектакль «Бесы» идет восемь часов, он появился в трудное время, когда население страны жило очень плохо. И я видел зрителей, которые приходили со своими свертками еды (буфет был очень дорогой). И так же, как греки, в перерывах разворачивали принесенные из дома бутерброды, доставали термосы. Это только кажется, что душу надо оберегать от сильных впечатлений, не надо волноваться и так далее. Быстрее всего душа ссыхается и умирает в бездействии.

– В одном из своих интервью вы как-то заметили, что для вас педагогика важнее режиссуры…

– Я не столько режиссер, сколько педагог. По крайней мере, первого для меня не существует без второго. И я давно перестал заниматься бы режиссурой, если бы в нее не входила педагогика. Так сложилось, что в труппе МДТ работают почти целиком актеры – мои ученики. Этим летом исполнилось 25 лет с того дня, когда я стал художественным руководителем МДТ. Когда мне предложили этот пост, первая мысль была – отказаться. Но в это время в труппе уже были мои ученики, которые написали мне письмо с просьбой прийти в театр. Потом к ним добавились еще выпуски, еще. Со многими мы работаем уже больше четверти века. И пока – тьфу-тьфу – не только не устали друг от друга, но, как мне кажется, только начинаем друг друга понимать по-настоящему.

– Вы привезли в Москву довольно внушительную выборку спектаклей своего театра – от легендарных «Братьев и сестер», до премьеры – «Бесплодных усилий любви»… И среди десятка названий только одна комедия, да и то – довольно мрачно заканчивающаяся…

– Как-то в советские времена в Грузию приехал один наш официальный поэт, славящийся своим оптимистическим творчеством. Его прекрасно принимали, застолья сменялись застольями. Пили за его лучезарный взгляд на мир, непрошибаемый и весьма самодовольный оптимизм. И вот встал один из самых уважаемый людей за столом и спросил гостя: «Великий поэт Александр Пушкин был пессимистом, писал: «не дай мне Бог сойти с ума!». Великий поэт Михаил Лермонтов был пессимистом, писал: «страна рабов, страна господ»… Великий поэт Сергей Есенин был пессимистом, писал: «не жалею, не зову, не плачу»… Почему ты, такое г., – такой оптимист?! С чего бы это?»


Справка «НИ»
Режиссер Лев ДОДИН родился 14 мая 1944 года в Новокузнецке Кемеровской области, где находилась в эвакуации из Ленинграда его семья. Еще учась в школе, занимался в Ленинградском театре юношеского творчества, а сразу после получения среднего образования поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Его первой постановкой стал телеспектакль «Первая любовь» (1966) по повести Тургенева. Работал режиссером в Ленинградском ТЮЗе, в Театре драмы и комедии. С 1975 года – режиссер, главный режиссер, а с 1983 года – художественный руководитель Академического Малого драматического театра (МДТ). Широкую известность в театральном мире Додину принесла постановка спектакля «Дом» (1980). Всего на его счету более 40 спектаклей на подмостках Санкт-Петербурга, Москвы и за рубежом. В 1998 году МДТ получил статус «Театра Европы» – третьим после Театра Одеон в Париже и Пикколо Театра в Милане. Поставленный Додиным спектакль «Московский хор» был удостоен премии «Золотой софит» (2002), премии «Золотая маска» (2003), Государственной премии России (2003). Спектакль «Жизнь и судьба» в 2007 году получил четыре театральные петербургские премии «Золотой софит». Профессор Санкт-Петербургской академии театрального искусства, где заведует кафедрой режиссуры. Народный артист России (1993). Лауреат Государственных премий СССР (1986) и России (1993, 2003), премии президента России (2001). Первым из деятелей русского театрального искусства награжден британской премией имени Лоуренса Оливье (1988). Лауреат премий «Триумф» (1992), «Золотая маска» (1997, 1999, 2004), премии Станиславского за вклад в развитие российского театра (2008). Лауреат премии «Звезда Театрала» в номинации «Театр без границ» (2008).

Опубликовано в номере «НИ» от 11 ноября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: