Главная / Газета 29 Октября 2008 г. 00:00 / Культура

Елена Драпеко:

«Я вовсе не железная леди»

СВЕТЛАНА ЛЕПЕШКОВА

Сегодня актриса театра и кино Елена Драпеко отмечает юбилей. Популярность пришла к ней в 1972 году после того, как она сыграла Лизу Бричкину в картине «А зори здесь тихие». Затем были роли в фильмах «Крах инженера Гарина», «Окно в Париж», «Сонька Золотая ручка» и других. Но это в прошлом, сегодня о Елене Драпеко больше говорят как о политике. С 1999 года она является депутатом Госдумы, занимается вопросами культуры и преподает. Накануне юбилея Елена ДРАПЕКО встретилась с корреспондентом «НИ».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Елена Григорьевна, вы одна из немногих женщин, кто занимается политикой. Почему так сложилось, что женщина и политика – понятия несовместимые?

– Почему же несовместимые? Вспомните, сколько на Руси было великих цариц. Беда в том, что образ рафинированной слабой женщины создали мужчины. И не позволяют ей встать у руля. Хотя на самом деле женщина гораздо более тонко созданное существо и более гибкое. Именно поэтому она достигает успеха не путем прямого давления, а решает проблемы очень часто методом переговоров. Как говорят, если муж полковник, то жена – генерал. Женщины решают те же проблемы, будучи замами, помощниками и несут на себе основную нагрузку власти. Вы посмотрите на состав министерств: почти все министры – мужчины, прямо как в мужской бане.

– Почему же так мало в России женщин-политиков?

– Не назначают. У нас же это все назначаемые должности. У мужчин есть свои корпоративные интересы, я так думаю. И мужчины очень ревниво относятся к женщинам. Вы посмотрите, как выбирают человека на продвижение в какой-нибудь фирме или отделе: всегда начинают с мужчин. И только лишь когда подходящей кандидатуры не находится, назначают женщину.

– А может быть, причина еще и в том, что женщина в первую очередь думает о сохранении семьи, о детях, ведь политика – дело опасное?

– Нет, я не согласна. Есть и мужчины трусоватые, для которых главное – это семья, домашний очаг, диван, газета. И есть женщины, которые находят смысл в общественной жизни. Другое дело, что женщины в силу наших исторических особенностей не могут посметь себя представить на высокой должности. Самое главное – саму себя преодолеть и сказать: «Да, я это могу». Вообще, в правительстве много толковых женщин, но они не видны, они на вторых, третьих ролях. Но, как правило, они-то и принимают решения, потому что они эти решения готовят, они формируют позицию руководства. У нас был случай, когда мы с одной такой дамой договорились, всех мужчин вокруг пальца обвели и приняли очень важный закон – закон о русском языке. Там было очень много препон, на нем было вето Совета Федерации. Долго нас водили по кругу, мы с ней ходили, ходили, пока друг друга не нашли и не договорились. Вопрос был решен. Как? Не буду говорить. Но парламент проголосовал так, как надо, правительство поддержало.

– То есть мужчина поддерживает мужчину, а женщина – женщину?

– Нет. Согласно социологическим опросам, женщина не поддерживает женщину, потому что относится к ней ревниво. Как породистые лошади в одной конюшне – двух лошадей одной масти выпускать на поле нельзя. Хотя сейчас этот стереотип начинает меняться. Мы уже начинаем друг друга подпирать плечами и помогать друг другу, причем независимо от политической ориентации. Как правило, мы пересекаемся на жизненно важных проблемах. Вот я думаю: у меня есть проблема, которую я должна решить. К кому я с этой проблемой пойду? Как правило, мне помогают и меня поддерживают женщины-политики. В правительстве, в администрации президента, в Совете Федерации, здесь, в Государственной Думе. Потому что они более добрые, что ли, более отзывчивые. Мужчины очень сосредоточены на своих глобальных проблемах, считают наши проблемы мелочью, пустяком. А жизнь ведь и состоит из мелочей.

– Как вам кажется, возможна в России женщина в роли президента?

– Конечно, возможна, а почему нет? Но я думаю, такая женщина еще не выросла. Да и вообще, лидеры политические сегодня в стране как-то не рождаются. В России бывали такие периоды безвременья. Потом они заканчивались, появлялся какой-то общенациональный лидер. Но сделать лидера невозможно. И пиар здесь бессилен, нужно что-то еще, например, такое природное качество, которое называется «харизма». Есть умнейшие люди – я встречаю их и в правительстве, и в администрации президента. Они очень тонко понимают и ситуацию, и расклады, но они не могут повести за собой население. Они могут в чем-то убедить тех, кто находится на их уровне знаний, информации, интеллектуального развития. Но повести за собой большое количество людей они не в состоянии, они не публичные персонажи. Быть умным, да еще и публичным – это очень редкая вещь.

– А как у вас получается совмещать работу и семью?

– Дело в том, что я не замужем, я в разводе. Я всю жизнь хотела иметь дом, семью, потому что мне всегда этого не хватало – бесконечно была в командировках. Когда я приезжала домой, то постоянно хотела наладить быт. Но трагедия была в том, что мужчины очень переживают, если у женщины вдруг социальный статус оказывается выше. Этого мужчины не прощают. У меня начались проблемы в семье именно по этой причине. Муж говорил: «В тебе живут два человека. Один мне нравится – это тот, который сидит дома и пироги печет, а другой – который сидит в президиуме, за которым присылают машины, мне не нравится». Когда мы приходили куда-то, нас воспринимали так: Драпеко с мужем приехала. Этого он не мог пережить, и поэтому моя семья распалась.

– Получается, что вы стояли перед выбором: семья или профессия?

– Да, причем у меня была такая ситуация, что нужно было семью кормить. У меня на руках была мама больная и дочка маленькая, да еще и муж без работы. Поэтому у меня не было выбора – оставалось только работать. А вообще, женщины бывают разные. Кто-то выбирает семью, у многих это очень хорошо получается. У меня же другой путь. Я не мыслила свою жизнь без работы. Но я вовсе не железная леди. Я люблю бывать дома, хотя делаю это редко из-за занятости, люблю бывать с дочкой. Она уже взрослая, стала журналистом, работает на радио редактором.

– Я знаю, вы учились на режиссера. Этот опыт вам как-то пригодился в нынешней жизни?

– Была у меня однокурсница Лида. Мне было 16 лет, я была курносая, румяная, и она мне говорила: «Ну кто тебя будет слушаться? На репетицию к тебе никто не пойдет». А я тогда хотела поставить «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, мне нужен был взрослый мужчина для роли. И она мне говорит: «Я знаю, что нужно делать. Ты пиво ставь каждый раз во время репетиции. У них должен быть стимул приходить к тебе». И я это быстро поняла, что для успешной работы кроме обязанностей нужен еще стимул. Вообще, в работе депутата знать нужно невероятно много. У меня дома книг – от пола до потолка. Я уже испортила зрение, потому что все время читаю. Надо все время принимать решения. Депутатский запрос – это очень действенная мера. В день бывает по 30 писем от разных людей и организаций. Приходится иногда целыми расследованиями заниматься, разбирать конкретные случаи. Бывают случаи очень запутанные, сложные. Но недавно судьба преподнесла подарок – мне из Владимира прислали открыточку, что приглашают на новоселье, поскольку благодаря нашим усилиям люди получили квартиру. Иногда приходится спасать разные учреждения от наших ретивых чиновников, которые хотят что-то усовершенствовать. Сложными бывают вопросы собственности. Очень много заинтересованных лиц, которые хотят пригрести государственную собственность поближе к себе – тут надо быть очень внимательным.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: