Главная / Газета 30 Сентября 2008 г. 00:00 / Культура

Полосатая жизнь

На столичной выставке показали, что связывает полотна Малевича с майками физкультурниц

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Сопоставление народного искусства (деревенских примитивов) и рафинированных авангардных вещей ХХ века – фирменный конек куратора Марины Лошак. Она с успехом использовала его на многих площадках и выставках. В этот раз родился проект «Рядом», где бок о бок стоят украинские рядна (домотканые ковры) и графика последователей Малевича плюс работы современного минималиста. Оказывается, для того чтобы прослыть ценителем авангарда, не обязательно покупать картины за десятки тысяч долларов. Достаточно повесить на стену ваш старый коврик из прихожей.

Полоски и цветные линии – признанные герои орнаментов. Древние вазы и ткани несут их уже тысячелетия. Но именно с полосы, отделяющей небо от земли, – линии горизонта – начинается и современное профессиональное рисование.

Речь, как понимаете, идет не о простой линии (в конце концов, любой рисунок состоит из линий). А о концептуальном, самостоятельном явлении – полоске самой по себе. Можно даже сказать, о картине, которую словно сжали до одной линии горизонта. В результате эта полоска-картина мало того, что окрасилась в определенный цвет, встав рядом с другими линиями, она превратилась в частицу нотного стана для написания визуальной музыки.

Все эти музыкально-геометрические вариации в экспозиции лишь намечены крупными блоками. Немалая часть вещей имеет чисто прикладное значение. Самый остроумный ход – повесить на стену домотканый коврик-дорожку. Такие порой можно встретить в прихожих многих московских домов – достались ли они по наследству, либо куплены в ближайшем «хозяйственном». В отличие от каких-нибудь турецких или персидских ковров, сам метод создания «дорожек» предполагает полосную геометрию. И здесь уже дело в цветовых находках полтавских рукодельниц, которые на другом материале и в другой атмосфере продолжили революционные авангардисты.

Антикварные рядна вряд ли смотрелись бы с таким интересом, если бы рядом с ними не висела графика ученика Малевича – Константина Рождественского. В 1930-е годы он исполнил эскизы для парфюмерных упаковок – как раз в модной манере «в полосочку» (помнится, полосатые майки были в большой чести у физкультурниц). Правда, эскизы Рождественского сдержаннее конструктивистского дизайна. Вслед за этим идут эскизы для одежды «амазонки авангарда» Любови Поповой. В данном случае с коврами прямая перекличка не только в орнаменте, но и в способе производства.

Единственный, кто отвечает за чистое искусство на этом полосатом рейсе, – Александр Константинов, последовательный адепт линий и геометрического минимализма на московской сцене. Его изысканные листы с тончайшими линиями происходят не столько из арсенала русской супрематической школы, сколько из восточной традиции. Например, из исламских орнаментов. Особенно это относится к «Большой полосе» 1993 года – внушительной «дорожке», сотканной из конфигураций разных рисованных ковриков.

Устроители выставки заметили, что тема абстрактной полосы и ее появления в искусстве ХХ века поистине неисчерпаема. От уже помянутого Малевича до Пита Мондриана и Марка Ротко (у которого полоса, наоборот, превращается в живописное полотно). Между тем то ли умышленно, то ли случайно они опустили этапную серию картин, появившуюся в прошлом году и прямо отвечающую за полосу в XXI столетии. Речь идет о «Справочнике по цвету» Алены Кривцовой, номинировавшемуся на премию «Кандинский». Мало того что кривцовские картины – это пейзажи, искусно превращенные в горизонтальные линии, у них имеется источник в авангарде: они прямо отсылают к цветовым опытам Матюшина, а через него и к Малевичу.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: