Главная / Газета 17 Сентября 2008 г. 00:00 / Культура

Трудности перевода

Художники расскажут и покажут, как враги могут находить общий язык

ИРИНА РЕШЕТКИНА

В московском Музее современного искусства открылась выставка видеоарта Translation. В музейных залах потушили свет, а на стенах установили мониторы, на которых демонстрируются видеозарисовки, выполненные одиннадцатью художниками из Франции. Главная задача выставки – погрузить зрителя в другое измерение, загадочное и одновременно похожее на нашу жизнь. Например, Лоран Грассо в своей видеоинсталляции демонстрирует, как по пустынным тротуарам Парижа плывет белое облако, а в бесконечно движущейся видеокамере Гийома Леблона отразилась весенняя улица во время дождя.

Облако, гуляющее по Парижу, стало героем инсталляции Лорана Грассо.
Облако, гуляющее по Парижу, стало героем инсталляции Лорана Грассо.
shadow
Название экспозиции можно понимать двояко. На французском языке translation означает перемещение, а на английском – перевод. И то, и другое представлено в экспозиции в полном объеме. С первых минут становится ясно, что все художники пытались снимать видеоролики, объединив сразу два значения слова. Так, Анжела Детанико и Рафаэль Лаина воспринимают мир, с одной стороны, как бесконечное движение. В их инсталляции «Волны» мы видим страницы одноименного романа Вирджинии Вульф. Но среди этого движения текста то и дело четко выделяются слова, которые нужно перевести: сначала «what», потом «if»... До тех пор, пока не сложатся в философскую фразу из того же романа: «What if suddenly nothing else moves». Переводится она так: «Что если вдруг все остальное будет неподвижно?» Предполагается, что ответ на этот вопрос каждый посетитель выставки даст сам.

Некоторые участники Translation посвятили свои произведения языку разных культур. На видеоролике Cover version, снятом уроженцем Белграда Бояном Шарчевичем, мы видим турецкий оркестрик, который на своих национальных инструментах пытается исполнять мелодии группы Nirvana. Получается своеобразный перевод европейской культуры на язык азиатский. А в ленте Анри Сала Lakkat (в переводе c синегальского Lak-kat – это человек, говорящий на чужом языке) – демонстрируется урок, на котором репетитор учит ребенка словам родного языка. Однако малыш при этом слышит то, что ему ближе: вместо shimmer (мерцание) – supper (ужин).

Для нескольких художников Translation – это еще и попытка наладить отношения между врагами, поскольку враги всегда говорят на разных языках. Это мастерски показано в работе Мирча Канторе Deeparture. Лань и волк, выхваченные из природной среды, заперты в городской квартире. Теперь они не враждуют, а ждут друг от друга защиты. Нарушение контекста привело к смене поведения, заложенного в крови.

Наиболее сложная видеоинсталляция принадлежит Яну Коппу. Именно он стремился показать трудности перевода. Поэтому для примера выбрал вестерн «Виннету – вождь апачей», вышедший на экраны в 1963 году. Режиссером фильма был аргентинец, но съемки проходили в Боснии с израильским актером в главной роли. При этом фильм создавался по роману немца Карла Мая. Получилось невероятное смешение языков и национальных культур в одной картине. И Ян Копп решил обратить на это внимание, поэтому для своей инсталляции попросил американцев переозвучить знаменитый вестерн на немецкий язык. Получилось с ярко выраженным, неловким акцентом.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: