Главная / Газета 10 Сентября 2008 г. 00:00 / Культура

Ленин@Жив

Ольга ЕГОШИНА
shadow
Как показывает опыт, люди крайне редко переживают за собственную нравственность, но очень беспокоятся о чужой. Еще никто не признался, что моральные устои рухнули от телепередачи, от слишком откровенного фильма или рекламы на улице. Но вот за соседей всегда тревожно. Увидят на экране мордобой – и подстерегут в подъезде…

Чтобы беречь эту нравственность, в Москве и Петербурге стали возникать специальные организации – общественные советы и комиссии. Так, 18 августа в столице впервые прошло заседание Совета по нравственности на телевидении. Собрались восемь серьезных мужчин, среди которых Александр Щипков (советник Сергея Миронова и по совместительству глава Клуба православных журналистов), певец Иосиф Кобзон, актеры Николай Бурляев, Владимир Конкин, Александр Михайлов, режиссер Павел Лунгин, священник Всеволод Чаплин. Цель встречи – просмотр и обсуждение дебютной картины режиссера Александра Мельника «Новая земля» на предмет показа по телевидению. Идея картины восходит к «Повелителю мух» Голдинга. Только на необитаемом острове оказываются не детишки, а убийцы-уголовники. И не в результате крушения, а как подопытные кролики социального международного эксперимента. Начинается борьба за выживание: с драками, убийствами, каннибализмом (снято оператором Ильей Деминым с изумительной убедительностью). Однако в конце фильма положительный персонаж – «наш герой» – расстрелял диспетчеров аэропорта, из-за ошибки которых погибла вся его семья.

Хороший ли это фильм? Мнения авторитетной комиссии разделились, поскольку на экране много убийств. Кому-то кажется, что фильм безнравственный, а кому-то, что позитивный и полезный. В итоге рецензенты постановляют: если фильм и допускать на телевидение, то только после 11 вечера. А еще лучше и вовсе его не показывать.

Члены Совета в общении с журналистами не раз подчеркивали, что их выводы носят всего лишь рекомендательный характер. Но как это понимать? Что такое «рекомендательный характер», можно судить на примере работы созданной полгода назад комиссии по этике социальной рекламы и социально значимой информации по Северо-Западному федеральному округу. Эта комиссия быстро стала любимым персонажем разнообразных блогов. В ее составе сотрудники университетов, Академии наук и религиозных организаций. Собираясь примерно раз в месяц, комиссия на каждом заседании объявляет что-нибудь вредным для нашей с вами нравственности (демократическим голосованием, как правило, единогласным) и протоколы заседаний аккуратно вывешиваются в Интернете. Члены комиссии к тому же с удовольствием разъясняют свою позицию. «Мы тут совесть нации создали» – как бы шутит председатель правления Станислав Говорко.

Так, реклама торговой марки «Скелетоны» (с изображением скелетиков) была запрещена с формулировкой «на фоне национальной политики в области демографии это практически антигосударственная деятельность». Открыткам с рекламой «Кока-колы», где изображались танцующие молодые люди на фоне перечеркнутых орудий дачного труда, инкриминировалось: «Сеяние розни между поколениями». За это же пострадала вывеска на Невском «Ленин@жив»: признано, что это нарушает исторические ценности. Комиссия сообщила в Роспечать о книге шведского писателя Ульфа Нильсона «Самые добрые в мире» и призвала «прекратить распространение вредной продукции». Комиссия сочла, что имеющая множество международных призов за гуманизм детская книга «не соответствует нашей ментальности» и порекомендовала ее из продажи изъять. К счастью, глава Роспечати Михаил Сеславинский читал книжку своей пятилетней дочке, поэтому с выводами комиссии не согласился. А попутно объяснил, что у Роспечати нет полномочий изымать отпечатанный тираж без решения суда. Так что Ульф Нильсен продолжает благополучно продаваться.

А вот спектаклю «Монологи вагины», поставленному питерским режиссером Джулианом ди Капуа в Мюзик-холле, повезло меньше. Потрясенная неприличным медицинским словом в названии, комиссия обратилась в правительственные инстанции, в результате чего продюсер спектакля Александр Портунов был вызван в Комитет по культуре Санкт-Петербурга. Так что «вагина» была сокращена до буквы В. А сейчас и В убирают, оставив в названии «Монологи».

Аргументы для кастрации названия феминисткой пьесы Ив Энцлер, идущей в 53 странах мира (в том числе и в столице нашей родины), надо сказать, поражают воображение. В своем интервью председатель Совета Александр Дворко пояснил, что, увидев «нехорошее слово», ребенок может обозвать им родителей: «А разве вас устроит, если ваша дочь назовет вас вагиной?». Возразить нечего. Правда, если моя дочь обзовет меня милиционером, мне тоже не понравится. Может, стоит как-то и милиционеров с улицы изъять, чтобы не возбуждать в голове ребенка желания обзываться?

Не так ли давно похожие люди запрещали книги, «расслабляющие трудящиеся массы», и клали на полку фильмы, не соответствующие нашим православным – пардон, социалистическим, – нормам? Крушили выставки, которые «не соответствовали моральному кодексу строителя коммунизма»? К слову, в Петербурге уже начали разрабатывать «Моральный кодекс жителя Петербурга».

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: