Главная / Газета 2 Сентября 2008 г. 00:00 / Культура

60-миллионный мусор

Французский режиссер пророчит России дестабилизацию с разрухой

ВИКТОР МАТИЗЕН

Почти одновременно с фильмом «Новая Земля» (см. «НИ» от 28 августа) в прокате появилась еще одна антиутопия – «Вавилон н.э.» Матье Кассовица. Французский режиссер столь же тенденциозен по отношению к России, как российский по отношению к Западу, и тоже не очень ведает, что творит. В советские времена парного выхода идеологически противонаправленных лент не допустила бы цензура, но у нас, несмотря на обострение отношений с панамериканским миром, кое-где порой иногда все еще, слава богу, сохраняется плюрализм.

Такой увидел нашу страну Матье Кассовиц.<br>Фото: КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ВАВИЛОН Н.Э.»
Такой увидел нашу страну Матье Кассовиц.
Фото: КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ВАВИЛОН Н.Э.»
shadow
«Вавилон» – вольная экранизация романа Мориса Дантека «Дети Вавилона». Про роман говорили, что он не поддается переводу в кино из-за большого объема и внутренних связок, которые легко выразить словами и практически невозможно отобразить на экране. Но подобные пустяки режиссера ничуть не смутили. Правда, поначалу Кассовиц считал, что для столь подробной книги понадобится шестичасовой фильм с бюджетом в полмиллиарда евро, но потом поумерил амбиции, через губу согласившись на двухчасовую ленту и ничтожный, по его мнению, бюджет в 60 млн. долларов. И впоследствии выразил продюсерам свое негодование тем, что мало дали.

Пошло сокращение бюджета на пользу или во вред проекту, неизвестно. Скорее всего, царящий в картине повествовательный беспредел объясняется не тем, что от первоначального замысла остались обрывки, а сумбуром в голове Кассовица. Раньше режиссер умел стильно и эффектно снимать реалистические сюжеты собственного изготовления (ранние фильмы «Ненависть» и «Убийцы»), но уже в «Багровых реках» по роману Гранже обнаружил неумение внятно пересказать языком кино довольно сложный и к тому же чужой материал. Впрочем, у современных кинорежиссеров совпадение интеллектуальных и визуальных способностей случается так же редко, как для земного наблюдателя происходит совпадение Луны и Солнца.

В недалеком будущем прозябающий где-то в Восточной Европе наемник Туроп (Вин Дизель) под дулами автоматов получает от малоприятного типа по фамилии Горский приказ доставить из Казахстана в Нью-Йорк через Дальний Восток некую девицу за вознаграждение в полмиллиона долларов. Как согласуются угрозы, приказ и гонорар – ведомо одному Кассовицу, но он, хоть пригрози ему «калашниковым», не скажет. К живущей в монастыре девице по имени Аврора (Мелани Тьерри) прилагается нагрузка в виде монашенки (Мишель Йео), которая тут же заявляет перевозчику, что ее подопечную необходимо изолировать от контактов с окружающим миром. Логично было бы предположить, что для выполнения этого условия Аврору придется подвергнуть строгой сенсорной депривации (изоляции человека от всех чувств) – например, засунуть в пыле-водо-пуле-звуко-свето-запахонепроницаемый контейнер или по-простому накачать наркотиками, чтобы в таком виде транспортировать в Америку. Однако Кассовицу не страшна никакая логика, а заявление монашенки потребовалось только для того, чтобы Туроп в ответ сделал гримасу и повез дорогой товар через Сибирь на Дальний Восток в не защищенном ничем, кроме одежды, виде. Зачем одежда, непонятно, поскольку появление на российских просторах обнаженной девы неземного вида легко можно было принять за сошествие Богоматери, коей (забегая вперед) Аврора и должна стать.

Впрочем, российских просторов в фильме немного, зато со смаком показаны два населенных пункта – один на сухопутной границе с Казахстаном, назовем его Пятихалатинск, другой на морской границе с Америкой – Владивосток. Оба грязнющие, полуразрушенные, наводненные нищими оборванцами, торгующими чем попало, и зверского вида военными, препятствующими населению уехать из этой клоаки. Узнаете Родину?

Если в Пятихалатинске люди, несмотря на имеющиеся билеты, с боем берут поезда, то во Владивостоке они штурмуют краснозвездные подводные лодки, взламывающие лед при всплытии. В последнем случае время посадки так же строго ограничено, как в «Новой Земле» лимитировано время загрузки в барак. Кто не погрузился в лодку – погрузился на дно, и хорошо еще, если сразу, с пулей в голове, не успев окоченеть в воде. Тем, кто в железной посудине добрался до северного побережья Америки, тоже не позавидуешь: впереди ледяная пустыня, над которой носятся самонаводящиеся многоствольные пулеметы с крыльями, превращающие в решето все, что движется. Но, как легко догадаться, Вину с таким дизелем все нипочем – от истребителей, вопреки закону сопротивления среды, он уходит на аэросанках, отделавшись раной, никак не отразившейся на его мордобойных способностях.

В отличие от названных российских городов, в Нью-Йорке все не в грязи, а в гламуре. Но тоже беспредел: едва троица заселяется в отель, как за Авророй приезжают разные вооруженные до белых зубов черные силы, но времени на то, чтобы вежливо познакомить с ними зрителей, у Кассовица уже не остается, поскольку он потратил его на дурацкие погони.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: